Джеф, живущий дома (Jeff, Who Lives at Home), Джей Дюпласс, Марк Дюпласс, 2011

Глеб Шашлов обозревает очередную режиссерскую работу братьев Дюпласс

— Господи, зачем я жил на свете? Ничего и никого же после себя не оставил.
— А помнишь, в восемьдесят седьмом старушку через дорогу перевел? Ну вот..

Джефу тридцать, и он живет в мамином подвале. Мировоззрение – причудливая смесь влияния постоянно покуриваемой травки и многократного пересмотра препаршивого фильма «Знаки». Брат – поглощенный рутиной кретин в расцвете кризиса среднего возраста, мать – клерк в климаксе и сожалениях о несбывшемся. Одним утром некто (вероятно, высшая сила, судя по голосу – латиноамериканский бог) ошибается номером и требует к телефону Кевина. Джеф, исписав тетрадный лист закорючками, так и не разобрался в хитросплетениях судьбы и пошел на улицу в поисках каких-нибудь Кевинов и прочих намеков мироздания, запуская цепь мелочей и случайностей, чтобы в конечном итоге все-таки обрести себя.

«Джеф, живущий дома» — кино невероятно умильное. Как картинка с котенком. Очередная сраная картинка со сраным котенком.

«Джеф, живущий дома» — кино невероятно умильное. Как картинка с котенком. Очередная сраная картинка со сраным котенком. Маленькие страстишки, деревенская философия и дешевые эмоциональные манипуляции под невыносимо сентиментальную музыку. Сахарная вата премерзкого пошиба: ах, даже если вам за пятьдесят, не поздно обрести счастье с темнокожей бисексуалкой. Ах, подлатать брак элементарно волевым джедайским усилием. Ах, если ты бесполезный увалень (с поправкой на отечественные пороки – возможно, не планокур, а пивохлеб) – не парься, твоя пара спасенных от смерти близняшек еще впереди. Держи только глаза пошире, и верь в адаптацию теории хаоса для имбецилов. При этом не все так ужасно: динамика отношений брательников живая и нескучная– пополам обязательной близости и обаятельной неуклюжести, пусть даже характеры несколько одномерны. Крутая Сьюзен Сэрэндон безусловно крута – микромимика, румянец, голос, несоразмерная нарративу актерская игра. Не обошлось без жизненного, миленького юмора. Как всегда плюшевый Сигел – вполне себе воплощение даосского принципа «Пу», в простонародье – жизнерадостной стоеросовости (классические примеры – Винни Пух и панда По). Но вообще-то такое сразу после съемочной студии должно попадать на дециметровые каналы, умилять одиноких бабушек по ночам в будние дни. Жизнь слишком коротка для такого кино.

Глеб Тимофеев