Дуэль (Duel), 1971, Стивен Спилберг

Артур Шафеев обозревает режиссерский дебют Стивена Спилберга.

Усатая рохля подобно команде безумного Макса пересекает бесконечные, безжизненные, но крайне живописные прерии, направляясь на важное собеседование в надежде разжиться престижной работой и деньгами. Но по дороге ему попадается весёлый дальнобойщик, что, управляя боевой фурой, категорически отказывается пропускать главного героя вперёд, при этом сам плетётся как раненая черепаха, отчего главный герой начинает покрываться плесенью от злости и негодования, но ввиду городского воспитания вынужден смиренно терпеть, даже несмотря на риск опоздать на собеседования и остаться без работы. Но, получив неожиданную возможность обогнать злобный грузовик, усатая рохля даже не подозревает, что лучше было плестись в хвосте, вдыхая пары органической химии – целее будешь. Так начинается игра в смертельные догонялки, в которых взбесившийся бензовоз догоняет шуструю легковушку, как стоячую, нанося оной урон и причиняя риск жизни. Периодически на пути следования встречаются редкие городки, в одном из которых главный герой, не веря в происходящее, не находит ничего лучшего, кроме как перекусить и устроить незначительный дебош, остальные локации – незначительны и бесполезны. Погоня продолжается до своего логичного завершения, которое, несмотря на свои жизнеутверждающие мотивы, оказывается циничной насмешкой над главным героем, что добрую половину фильма пытался угнаться за двумя зайцами, стараясь и на собеседование успеть и материальных потерь не понести.

Уже далеко после этого должны происходить восторги о грамотно поданном конфликте между былым мусором и городским жителем, поскольку он наиболее ярко выражается в паническом страхе главного героя, нежели в поведении водителя грузовика, которого вообще сделали безликим. Вот, собственно и всё.

Именно этим и прекрасна «Дуэль», что окромя фестивальных смыслов, отлично демонстрирует неспособность к выживанию цивилизованного человека в не самых цивилизованных условиях, превращая того в испуганную, беспомощную и беззубую крысу, что бессмысленно мечется по углам, будучи не в состоянии к конструктивным действиям. Необузданная и неконтролируемая паника неуверенного, но в целом уравновешенного воротничка, превращает того в параноидальную истеричку. Доводя же напряжение до точки кипения, всё та же паника пробуждает звериное буйство, бритвой Оккама оставляя за бортом многочисленные предрассудки, что расплодились в сознании воротничка за долгие годы жизни, которые подобно тараканам вернутся на нагретое место, как только стихнет буря. Уже далеко после этого должны происходить восторги о грамотно поданном конфликте между былым мусором и городским жителем, поскольку он наиболее ярко выражается в паническом страхе главного героя, нежели в поведении водителя грузовика, которого вообще сделали безликим. Вот, собственно и всё.

Артур Шафеев