Запрещенный прием (Sucker Punch), 2011, Зак Снайдер, рецензия

Владимир Борисов считает, что в «Запрещенном приеме» Снайдер слишком уж заигрался в философию

Много лет назад одной девочке по-крупному не повезло: плохой отчим, психбольница, извращенцы. Спасенья нет, сказочный мир победил. Впрочем, все мечты сделаны из этого. Реальность ужасна, хотя и воображариум не лучше. 50/50. Неизвестно, в какую сторону качнется чаша. А на весах, ни много ни мало, жизнь девочки-куколки. Она их, или наоборот. Остается лишь вера в надежду и надежда на веру. Выбор есть всегда, правда, иногда ни один из вариантов не является выигрышным. 50/50. 0:0.

 Брат мой Снайдер, брат мой консьерж, оба вы не знаете, что творите и что творит с вами жизнь.

Абсолютно все что-то ищут. Объект поисков Снайдера, кажется, стал очевидным еще в 2009, когда многочасовой фильм про супергероев оказался многочасовой мыльной драмой с атмосферным визуалом. Закрепляя пройденное, Зак создал «Запрещенный прием», разве что хронометраж урезал изрядно. В попытках соединить собственное мировоззрение, прослоенное философией, неординарными мыслями и разнообразными задумками, с разноцветными образами, картинками и декорациями, Снайдер поочередно упускает то одно, то другое. И если за визуалом, что ни говори, следить проще, то плотные сгустки мыслительных процессов регулярно разваливаются, порождая на свет мешанину из символизма, реализма и пессимизма. Словно Ленин в октябре, седой дедуля произносит напутственные речи, от которых вянут уши, и это главный признак того, что Зак опять заигрался. Избавься фильм от оков ненужных философствований — и повествование легло бы бальзамом на душу: сильная девочка-воин, как придорожный цветок, тянущийся к свету, пробивает себе путь на свободу, руководствуясь душевными порывами. Но Снайдер не позволяет ей самостоятельно управлять своей жизнью — в образе заунывного старика он направляет её по заранее выбранной тропе. Во всем этом чувствуется лишь неискренность и фальшь, которые не получается скрыть даже за отличными костюмами и декорациями. Для всего этого есть «Супермен», а «Запрещенный прием» все-таки претендует на нечто более значимое.

Брат мой Снайдер, брат мой консьерж, оба вы не знаете, что творите и что творит с вами жизнь.