Все еще Элис (Still Alice), 2014, Ричард Глацер, Уош Уэстмоленд, рецензия

Форма победила содержание с чуть-почти разгромным счетом. Добрыня Никитич рецензирует «Все еще Элис».

Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов, E = mc2, а аккурат к наградному сезону нужно снимать про боль – решающим ребятам это нравится. Глацер и Уэстмоленд очевидно решили понравиться вообще всем, обернув Альцгеймера коконом максимальной доступности без медицинских крайностей. Не надрываясь без повода, да, собственно, не надрываясь в принципе, они плавно ведут рассказ через довольно предсказуемые основные точки, все время оставаясь на поверхности, не желая, не рискуя, не считая необходимым нырять глубже. Режиссерский тандем показал себя вежливыми ханжами, сыплющими общими фразами. Вы знаете Элис? – О да, такая беда, такая беда. – Представьте только, как тяжело ее родным! – Ооо, не говорите, такая беда, такая беда. – Я, кстати, слышал, что недавно она… эээ… обмочилась, не успев найти туалет… — Будет вам, не к столу сказано. Не смотря прямо в старческое лицо недуга, создатели полтора часа упражняются в осторожной эвфемизации трагедии одной семьи. История Элис – это максимально причесанная байка, которой можно поделиться за чашечкой кофе, не боясь испортить себе моцион; это история из мира, где единороги если и испражняются, то непременно радугой.

эллис 1

Глацер и Уэстмоленд окружили свою героиню пастельными тонами, а саундтреком оставили ненавязчивые клавишные и шум океана; они создали удивительный уют в кадре, и как-то уже и неловко спрашивать за поверхностность.

При этом стратегической важности ленты никто не отменял: в главной роли задействована женщина, который год обивающая наградные пороги, а женщин нельзя бросать в трудных ситуациях. Мур не мытьем, так катаньем, кажется, наиграла на заветный болван. Фильм затачивался для и под нее, максимально обезличив всех остальных персонажей. Впрочем, средняя температура по палате вышла недурственная: колоритный Болдуин, фригидная Босворт и назло всем просто достойная Стюарт. Есть подозрения, что часть всех этих людей приглашалась скорее ради одной-двух конкретных сцен, нежели для создания какой-то общей атмосферы, но не суть. Масло каше не враг, а если кашу еще и размазать художественно по тарелке, так вообще шедевр. Глацер и Уэстмоленд окружили свою героиню пастельными тонами, а саундтреком оставили ненавязчивые клавишные и шум океана; они создали удивительный уют в кадре, и как-то уже и неловко спрашивать за поверхностность. Они действительно сумели понравиться, форма победила содержание с чуть-почти разгромным счетом. Это необязательный пустяк, основное предназначение которого – быть необязательным пустяком (ну и Оскар для Мур, конечно). По Стеньке и шапка.