За Маркса…, 2013, Светлана Баскова, рецензия

Илья Кугаевский рассказывает о том, что в России даже классовая борьба труда и капитала превращается в конфликт эпох и поколений

Работники металлургического комбината, перебрасываясь пенсионерскими  шутками, резво занимают сидячие места в служебном автобусе. Особенно активничает герой Сергея Пахомова: он с парой друзей-идеологов задумал создать профсоюз, чтобы вдохновенно вывести трудовой коллектив из вопиющей нищеты куда-то в предместья локального коммунистического рая. Все кругом согласны, ведь на дворе кризис, зарплаты падают, грядут сокращения, а на понимание начальства рассчитывать не приходится. Так скучные будни литейного цеха оживляются подготовкой к митингу, борьбой с бюрократическим аппаратом и кулуарными беседами о светлом будущем. Проблема одна: директор предприятия ожидаемо не приходит в восторг от столь благородных левых идей и намерен решить вопрос быстро и эффективно — как в старые добрые времена первоначального накопления капитала.

Рассуждать о временных отрезках здесь можно довольно долго: рабочие все еще живут в СССР, олигархи все еще живут в девяностых, а местные девяностые в свою очередь мало чем отличаются от какого-нибудь позднего палеолита

Несмотря на заявленный в титрах 2010-й год, несмотря на упоминания финансового кризиса, «За Маркса…» постепенно скатывается к временам чуть более ранним, что, однако, было весьма ожидаемо. Кажется, даже если госпожа Баскова возьмется, к примеру, экранизировать романы Дюма – стилистически все равно непременно выйдут те самые «лихие девяностые» с Пахомовым и Епифанцевым. Антитеза предельно проста: быт угнетаемого рабочего класса оформлен тусклым неровным кафелем, ржавыми скрипящими шкафчиками и прочими вариациями на тему «пятьдесят оттенков мутно-зеленого»; эксплуататоры котируют строгие костюмы и отсутствие волосяного покрова, а кабинеты тюнингованы (sic!) картинами модных авангардистов, о которых сами хозяева помещений вовсе никогда не слышали, но понт, как известно, дороже денег. Баскова довольно эффектно выходит из ею же запущенной рекурсии: двое трудящихся сетуют на отечественную тенденцию изображать пролетариат пьяным быдлом, а в следующей сцене эти же виртуозы плавильных установок будут с охотой обсуждать проблемы историографии, опорные пункты идей Белинского и творческую методу Годара. Что ж, разделение труда и капитала представлено очень красочно — и это не считая кадров, где трое активистов молчаливо стоят внутри рамки света, каковые кадры недвусмысленно отсылают к православным иконам. Ребята из цеха – святые, добавить тут нечего, лучше просто подивиться авторской смелости и относительной небанальности в современном кинематографическом контексте.

Рассуждать о временных отрезках здесь можно довольно долго: рабочие все еще живут в СССР, олигархи все еще живут в девяностых, а местные девяностые в свою очередь мало чем отличаются от какого-нибудь позднего палеолита, ведь директор завода и ему подобные ничего не понимают в кредитах, траншах и офшорных зонах, их вокабуляр ограничен кричащими фразами навроде «разобраться!», «устранить!», «выезжаем!». В лучших традициях диалектического материализма автор сводит пролетария и капиталиста на крыше многоэтажки, но победителем выходит третий – изворотливый помощник главного бандита, метафорически исполняющий тут что-то среднее между тарантиновским мистером Вульфом и овеществленной прибавочной стоимостью. Вывод прост: миром правят, конечно, не мужики с завода, но и не мордовороты с квадратной челюстью, настал золотой век для вчерашних менеджеров по перекладыванию бумажек, что, правда, не слишком хорошо сходится с монументальными теориями дедушки Карла Генриха. Остается вопрос: кто же теперь будет «за Маркса»? У России, ясное дело, свой путь, но, думается, для начала сгодится и простенький учебник макроэкономики.