Автор Postcriticism Денис Виленкин побывал в Каннах и поделился своим мнением об увиденных картинах

«Sex tape» (A genoux les gars), режиссер Антуан Дерозьер

Поначалу смешная, а затем совсем нет, комедия про четверых подростков, которые никак не могут определиться, как им делать минет, кому делать минет, и зачем. Наверное, это особая форма таланта не менять тему больше полутора часов. Самый первый сеанс по числу сбежавших.

 

«10 лет в Таиланде» (Ten Years Thailand), режиссеры Адитья Ассарат, Висит Сасанатьенг, Чулаярннон Сирипхол, Апитчатпон Вирасетакул

Альманах из четырёх своеобразных историй, зарисовка о взаимодействии запечатлённых воспоминаний с запечатленным зрителем, антиутопия с людьми-кошками, ополчившимися против людей, экспериментальный видео-арт о монархии и технологиях, и не очень интересный фильм Апичатпона, все как обычно, но очень просто.

 

«Зимняя война» (Zimna Wojna), режиссер Павел Павликовский

Пошлое и вульгарное квази-эстетство с никчёмным повествованием и безыдейно прописанными героями, с усугубляющей всю эту историю в режиссёрские поддавки, сквозящей уверенностью в собственной высокохудожественности.

 

«Образ и речь» (Livre d’image), режиссер Жан-Люк Годар

Сложносочиненное изобретательное кино, по сути закрывающее трилогию «языка без языка» Годара, тут он повторяется в коллежах, тем более, в мыслях. Но в свежести и уникальности “Книге изображений» не откажешь.

 

«Девушки солнца» (Le fils du soleil), режиссер Ева Юссон

Чудовищно плохая картина с хорошей актрисой Гольшифте Фарахани. Но настолько примитивная, что всем даже скучно «забукивать», да и тема скользкая и злободневная. Дурацкая героиня Эммануэль Берко с повязкой на глазу, внезапные и маловыносимые флешбеки, вымученный трагизм. Но плохой фильм не потому что как могло показаться, фем-агитка, вовсе нет, в нем просто с первого до последнего кадра не работает ровным счётом ничего.

 

«Уста ангела» (Gueule d’ange), режиссер Ванесса Филхо

Хороший психологический портрет матери и дочери, трагедия детского алкоголизма в мире блёсток и страз. Потрясающая Марион Котийяр!

 

«Игроки» (Joueyrs), режиссер Мари Мондж

Стэйси Мартин работает в кафе, туда же устраивается Тахар Рахим и после смены крадет все выручку. Дальше Стейси узнает про мир покера и начинается плохое жанровое кино, барахтающееся в попытках оставаться артом. Брат близнец — фильм «Страсть и верность» с Экзаркопулос и Шонартсом.

 

«Дикий» (Sauvage), режиссер Камиль Видаль Нойе

Драма об одиноком молодом бездельнике, зарабатывающем проституцией. Среди интересных особенностей — многодиаметровая анальная пробка, которой мучают героя, в остальном — прозаичное и будничное кино про неблагополучного человека , которому не хватает любви.

 

«Шахеризада» (Shéhérazade), режиссер Жан-Бернард Марлин

Достаточно жестокий режиссёрский дебют о мальчишке, влюбляющимся в малолетнюю проститутку. Заимствованный, затянутый и не очень правдоподобный для заявленной степени реализма.

 

Три лица (Three Faces), режиссёр Джафар Панахи

Панахи не перестаёт изобретать пути развития своего киноязыка, в «трех лицах» бросается в глаза некоторая уже беспомощность от постоянных фирменных камер как бы на панели прибора автомобиля, но примиряют тихие щелчки ручного тормоза, он все же такой один. Хотелось бы сказать, что неповторимый, но к сожалению не в этом фильме.

 

Dear son, режиссёр Мохамед Бен Аттиа

Второй фильм талантливого туниссца Мохаммеда Бен Аттии, по-чеховски психологически точного и умного режиссера. Сверхактуальный и скромный, не в пример прошлогоднему «Фокстроту» фильм, на схожую тему и схожими, в общем-то, сюжетными поворотами.

 

Murder me, monster, режиссёр Алехандро Фадель

Невыносимо бездарное кино. Плагиат на прекрасных «Неукрощенных» Амата Эскаланте. Безмозглое зрелище, пытающиеся быть мифологическим откровением, полным философии.

 

Little tickles, режиссёр Андреа Бескон

Маленькую десятилетнюю девочку начинает трогать друг семьи, с помощью внутрикадрового монтажа, мы окажемся у стола психолога вместе с выросшей героиней. Пошлое и глупое кино, странным образом, на поверку оказывающееся анти-абьюз мелодрамой о женщине, выносящей все свои обиды в современный танец. Педофил водит рукой по девочке, начинается следующая сцена с комическим содержанием, все смеются, а я как-то остаюсь между этими сценами.

 

Асако 1 и 2 (Asako I и II), режиссер Рюсукэ Хамагути

Очень слабая, каким-то нелепейшим стечением обстоятельств, попавшая в конкурс картина. У девушки пропадает друг, с которым у неё кажется зарождались отношения, и она встречает человека очень на него внешне похожего. А мысли о друге все не отпускают. Японский авторский вод, если честно.

 

Черный клановец (Blackkklansman), режиссер Спайк Ли

Спайк Ли говорит о губительном вреде расизма, выступая ни в коем случае не морализатором, а режиссером импровизированного блэксплотейшна, где все зло можно победить с помощью двух отважных и очень красивых героев с пышными афро. Энергичный, стильный, музыкальный, и очень справедливый.

 

Мираи (Mirai ma petite sœur), режиссер Мамору Хосода

У старшего в семье ребёнка появляется младшая сестра. Мальчик сначала жутко капризничает (чтобы вы понимали, это не фигура речи, рот омываемый по краям водопадом слез открывается не весь экран), а затем начинает узнавать историю семьи и потихоньку взрослеть. Временные петли, общение с видениями-фантазиями и почившими родственниками все это предстанет на его пути. Не сказать, что вышло очень хорошо или трогательно, но это правда неплохой фильм для детского образования.

 

Фуга (Fuga), режиссер Агнешка Смочиньска

Мучительно унылая холодная картинка, вся безысходность польского артхауса в как бы умной мифологеме. После «Lure» — сущее недоразумение.

 

Горящий (Burning), Ли Чхан-Дон

Основанная на романе Харуки Мураками экзистенциальная драма. Главный герой, начинающий писатель, встречает давнюю подругу. Затем она уезжает и возвращается из командировки с уже новым другом, богатым Беном. Burning — не только хобби Бена — он поджигает теплицы. Что, конечно, главный герой простить ему не может. “Burning” — метафора выжигающего душу бессилия перед чужим успехом для того, кто не очень уверен в себе. Ведь никто не крал жизнь. Девушка исчезнет сама по себе. Книга не будет писаться. Чувство долга мести за якобы чужие дома. За озвученную мысль, чем надо заниматься в 20 с чем-то, чтобы так жить будет тлеть и не давать покоя.

 

Догмэн (Dogman), Матео Гарроне

Выцветшие разноцветные буквы на вывеске Dogman. Настоящий архетипический итальяшка, похожий на молодого папу Карло, стрижёт собакам когти и шерсть, немного понимает в ветеринарии, и живет на окраине со своей дочерью. Странную дружбу водит с громилой, с лицом большой специфически дружелюбной псины. Но соседство с криминальными элементами не сулит ничего хорошего. Вот и собачнику достаётся. Гарроне после «сказок» возвращается к привычно маргинальному миру изувеченных людей. В «Догмане» находится место точным деталям, которые впоследствии все равно будут сведены к минимуму. И если в начале решительно понятно все про друга, то сажать его в клетку и для формального поддержания выбранного концепта, как минимум, вульгарно.

 

Troppa grazia, Джианни Занаси

Геодезиограф занимается планировкой строительства на изучаемой местности, ей является Мария Магдалина и говорит, что надо все отменить и вообще построить храм. Геодизиографу придётся доказать себе, что она не сошла с ума, а другим, что храм необходимо построить. Очень странная комедия, превращающаяся в комедию ситуаций. Альбе Рорвахер будут доставаться пощёчины от Марии Магдалины, а люди через стекло смогут видеть только саму Альбу, странными движениями, борющуюся с воздухом, так как кроме Альбы саму Марию никто не видит. Тем, кто посмотрел «Troppa grazia” довольно сложно воспринимать “Lazaro felice», снятый сестрой Альбы Аличе Рорвахер. Там тоже про божественное проявление в быту. И как бы все то же самое, только с большим артистическим чутьём и на полном серьезе. Ощущение, что искусно водят за нос, честно говоря, не покидает.

 

Ласковое безразличие мира, Адильхан Ержанов

Полный бесполезного неймдропринга фильм, создающий впечатление диплома, впечатленного всем значимым азиатским кинематографом, студента. Кар Вай, Брюс Ли смешались в как бы экзотическом казахском кино, воспринимаемым фестивальными отборщиками, видимо, как самобытное откровение из глубинки. Но когда рабочий спрашивает « — Я, что не похож на человека, который читал Камю?», хочется бросить — нет, непохож. И с ласковым безразличием мира прикрыть дверь кинозала.

 

Нож + Сердце (Knife+Heart), Ян Гонсалес

Почти не смешной , в целом, осторожный палп про индустрию гей-порно в 70-х. Удивительно, как получилось такое бестолковое кино при талантливой Ванессе Паради, стильно стилизованных порно-видео, но совершенно неинтересной истории утраченной любви и дежурным скучнейшим злодеем. Есть сцена орального секса с фаллоимитатором, из которого появляется лезвие ножа. Если для этого стоило снимать «Knife+Heart”, то вопросов, наверное, нет.

 

Айка, Сергей Дворцевой

Притворяющийся суровым артхаусом десятилетней выдержки, остановивший московское время, на самом деле, простой и прямолинейный фильм. Стремительно снующий по приглядным, предстающим в безразличном свете, сходящимся над несчастной киргизской девушкой углам Москвы. И по неприглядным углам Москвы, как будто сужающимся клаустрофобической комнатой уборщицы, Айку приютившей. Жесткий, гуманистически безвылазный, ищущий воздуха, как новорождённый ягнёнок, или в мире фильма — человеческий ребёнок. До которого никому не находится дела, пока Айка цепляется за свою жизнь. И всеми силами ищет, как зацепится ещё и за его. Лучшая женская роль Каннского фестиваля. Подтверждённая призом.

 

Дикая груша (The wild pear tree), Нури Бильге Джелайн

Новый Джейлан — необходимое событие каннского порядка каждые примерно несколько лет, насильственная поэзия быта, в этот раз, впрочем, удачно рифмующаяся. Муравьи и бесполезный писательский труд. Дикая груша и сгнивающие никому не нужные, кроме автора, книги на нижних полках магазина. Троянский конь и спячка в нем, приводящая к кошмару.

 

Счастливый Лазарь (Lazzaro felice), Аличе Рорвахер

Живет мальчик в очень смутно опознаваемых 90-х годах прошлого века, мальчик падает со скалы, возвращается сегодняшним днём. Мальчик этот предположительно Лазарь из Вифании, которого воскресил Иисус Христос. И мир его встречает неудомевающей пустотой. Это тонкое, красивое, умное кино, не вызывающее эмоций, не выводящее на них, как не возникает их и у воскресшего главного героя. Он замечателен и полупрозрачен. Это действительно один из лучших фильмов конкурса, но его совершено невозможно по-настоящему любить, наверное, как того, кто с тобой едва познакомился, а потом вернулся через 40 лет таким же молодым и богически красивым.