Плавание сквозь туман

Зильс-Мария (Clouds of Sils Maria), 2014, Оливье Ассайас

Авторы [ПОСТКРИТИЦИЗМ] рассказывают о лучших фильмах 2014 года. Виктория Горбенко о «Зильс-Марии»

Алехандро Гонсалес Иньярриту заразил Майкла Китона шизофренией и отправил на свидание с пернатым альтер-эго. Барри Левинсон попрал достоинство прекраснейшего из мужчин по заветам пулитцеровского лауреата. Что-то витало в воздухе, и это что-то интуитивно было уловлено Оливье Ассайасом. Он всего лишь хотел написать роль специально для Жюльет Бинош, с которой они печально давно не работали вместе, но неожиданно подверг ее самому настоящему испытанию. Элегантной и утонченной, но, чего греха таить, уже зрелой актрисе пришлось воплотиться в… элегантную и утонченную, но, чего греха таить, уже зрелую актрису Марию Эндерс, которой предложили вновь исполнить роль в пьесе «Змея Малои», двадцать лет назад сделавшей ее популярной. Вот только дебютировала она в роли молоденькой девицы Сигрид, «соблазнившей и доведшей до самоубийства» своего босса Елену, а теперь ей предстоит вжиться в образ той самой Елены, слабой и униженной.

zils-mariya-retsenziya

«Зильс-Мария», рецензия

Когда в сюжет встраивается голливудская старлетка, которой досталась роль Сигрид в новой постановке, кажется, что перед нами разворачивается вольная интерпретация классического фильма «Все о Еве». Джо-Энн Эллис крайне вызывающе ведет себя на камеру, но в жизни выбирает образ «девочки из хорошей семьи», преклоняющейся перед талантом Марии. Последняя же, подобно героине Бетт Дэвис, легко поддается льстивым чарам. Но структурная организация «Зильс-Марии» оказывается чуть тоньше, и пьеса проецируется на отношения Марии с ее ассистенткой Валентиной, в роли которой проявила чудеса естественности и органики (а заодно первой американкой увезла домой «Сезар») Кристин Стюарт. Помощница подает реплики, увядающая дива реагирует собственной рефлексией, а через горный хребет под чутким взглядом волшебной камеры Ле Со причудливо змеятся облака, обволакивая открыточные пейзажи.

Внешне все выглядит просто. Столкновение молодости и опыта вербализируется в остроумных диалогах Марии и Валентины. Сдержанное достоинство первой перманентно пикирует восторженность второй, ее забавное, но, на самом деле, очень тонкое ощущение глубинной искренности современного вульгарного мейнстрима. Отцветающая актриса сталкивается с проблемой принятия своего возраста, и проявляет здесь стойкое сопротивление. Она подсознательно наделяет репетируемый образ неприемлемыми для себя чертами: малодушием, подавленностью, безвольностью – и атрибутирует ими зрелость, полностью отрицая предлагаемые ассистенткой трактовки образа Елены. По этим же причинам героиня Бинош, несмотря на близкие (и даже не лишенные сексуального налета) отношения, конфронтирует с Валентиной. Последняя невольно ассоциируется у нее с Сигрид, и уступить ей – значит признать собственную слабость. Хлоя Грейс Морец все это время находится где-то на сюжетной периферии, но именно агрессивная борьба Джо-Энн за популярность, за место под солнцем софитов в итоге заставляет Марию расстаться с иллюзиями. Чтобы держаться на плаву, нужно ясно осознавать, кто ты и что тебя окружает.

Здесь все три центральных образа незаметно прорастают друг в друга, а пространство существует на границе сна и яви, объективной действительности и «плавания сквозь туман»

Но соль тут не в том, что бросается в глаза, а в том, что от них ускользает, как та самая Змея Малои. Кино это обладает странной текучестью. Здесь все три центральных образа незаметно прорастают друг в друга, а пространство существует на границе сна и яви, объективной действительности и «плавания сквозь туман». Ирреальность событий, происходящих в горном шале, подчеркивается таинственным исчезновением Валентины, образ которой на поверку оказывается не столько альтер-эго Марии, сколько проводником, призванным примирить актрису с действительностью, указать на достоинства среднего возраста или популярной культуры. «Зильс-Мария» — это такая «Персона» в декорациях «Горьких слез Петры фон Кант». Елена и Сигрид – это одна и та же женщина. Джо-Энн прогрызает путь к зрительским сердцам через канал на ютубе, чтобы превратится элегантную и утонченную, но, чего греха таить, уже зрелую актрису Марию Эндерс. А потом — до хрипоты спорить с молоденькой ассистенткой (или – с самой собой, ибо, кто знает, была ли девочка), пока не рассеются облака над швейцарскими Альпами, пока свет не обретет новую резкость, пока не снизойдет простое откровение. В переменах нет ничего плохого. Если в тренде нового мира мутанты – стань одним из них.