Девушка с глазами из самого синего льда — Анна Дедова о творческом пути Руни Мары

Закончившийся недавно Каннский фестиваль под предводительством братьев Коэн оставил среди почтенной публики набережных много вопросов, по уровню риторичности не уступающих исходившим от Чернышевского и Некрасова. Пока что непонятно, кто виноват в засилье среднестатистических лент социальной направленности или что делать с местечковыми национальным настроениями на столь серьезном киносмотре, но можно смело назвать имя актрисы, которой в Голливуде наконец стало жить хорошо – Руни Мара. Эту неделю она провела за спинами других, куда как более именитых конкуренток, но вполне возможно, что экс-девушка с татуировкой дракона обрела новый знаковый для карьеры в наградной сезон титул – продавщица из 50-х.

Мара – актриса персонажей холодных и отстраненных, чьи внутренние переживания никогда не становятся достоянием общественности.

Кажется странным, что отмечающая в 2015 круглую дату Мара все еще числится в разряде подающих надежды актрис жанра кино скорее независимого, особенно на фоне молодых да ранних дженниферлоуренс или очереднойсестрыолсен. Но стоит вспомнить, что и свою карьеру в пристойном большом кино она начала все же непозволительно поздно, при этом и таким образом успев оттабаранить положенное в сериалах и на заднем плане всевозможных проходняков. Обгон старшей сестры Кейт на поворотах связей личных агентов начался не с «Таннер Хола» и даже не с ремейка культового «Кошмара на улице Вязов». Именно на ее хрупкие девичьи скулы в «Социальной сети» была возложена ответственность за реплику экс-возлюбленной Цукерберга, которая изменила социальную жизнь всего населения Земного шара в XXI веке. Последовавшее затем сотрудничество с Дэвидом Финчером, казалось, принесет ей тот самый «звездный час». Участие в экранизациях культовой трилогии о хакерше-неформалке, как минимум, могло обеспечить Мару работой на несколько фильмов, а как максимум – помочь обрести в околокиношных кругах идолопоклоннический статус. Но конвейерное производство триллер-хитов не сложилось, и, к тому же, несмотря на поистине подкожное перевоплощение по типажу в канонически книжную Лисбет Саландер (за вычетом определенных режиссерских решений в характере) некоторые фанаты оригинала экспертным мнением определили, что соревнование с Нуми Рапас актриса безбожно проиграла да и вообще увлеклась андрогинной неврастенией. На год с афиш имя Мары пропало, но она вернулась, чтобы подтвердить как свой статус «главной в мире бывшей» в «Она», так и знатока психозов в «Побочном эффекте». Это заставило позабыть о появлениях в очередных скромных независимых драмах, «Свалке» Стивена Долдри и «В бегах» Дэвида Лоури, и позволило подготовиться к новому стремительному рывку за зимними золотыми болванчиками в адаптации романа уже другого поистине классического автора детективного жанра Патриции Хайсмит.

Руни Мара

Руни Мара

Интересно, что «Кэрол» числился однозначным фаворитом Канн-2015 среди критической братии. Но ею в один голос превозносилась скрупулезная режиссерская работа по воссозданию атмосферы 50-х и очередной блестящий актерский перфоманс Кейт Бланшетт, напоминающий о «золотой» эпохе кинематографа, в то время как имя Мары вновь оставалось в стороне. Тем более приятно, что наконец ее удивительная способность сыграть интроверта так, чтобы это не было невыносимо скучно, оказалась отмечена по достоинству. Мара – актриса персонажей холодных и отстраненных, чьи внутренние переживания никогда не становятся достоянием общественности. Поэтому, например, ей столь удаются перевоплощения в героинь, чья уравновешенность остается под знаком открытого вопроса. Протранслировать на экран лихорадочный огонь психического не совсем здоровья так, чтобы у зрителя до конца не исчезали сомнения в мотивации персонажа, а загадка его аутентичного «Я» так и оставалась замурована за семью татуированными печатями – лицедейская способность не менее ценная, чем катарсис на разрыв аорты. Одним лишь сказанным сквозь зубы словом и сменой оттенка взгляда с отсутствующего на стальной передать закрытость для других боли – долгожданный подарок для той части аудитории, которая редко видела свое отражение на экране, потому что была занята невыходом из комнаты. При этом полученное классическое образование приближает Мару по уровню благочинной интеллигентности примерно к Натали Портман, с которой она, к слову, будет делить экран в новом проекте Терренса Малика в 2016-м. Окажутся ли в этом актерском составе уже не две, а три оскаровские лауреатки определит только цена соли.