//Old fashioned: “Кровавая месть” Ачкила Анвари

Old fashioned: “Кровавая месть” Ачкила Анвари

Индонезийский экшн

Кровавая месть (Darah perjaka), 1985, Ачкил Анвари

Андрей Волков – об индонезийском боевике 1985 года

Индонезийские фильмы на мировом кинорынке – явление диковинное, возбуждающее интерес хотя бы благодаря экзотике. Пионером национального кино считается Усмар Исмаил (1921 – 1971), чьи работы были посвящены людям труда, борьбе за свободу, а потому режиссёр был желанным гостем на ММКФ в 1960-е гг. В целом же кино Индонезии представляло больше локальное явление, уступая в кинематографических боях таким развитым азиатским киношколам, как гонконгская и японская. Как и на все страны, где так и не сложилось национальных школ, огромное влияние имело экспортное кино, прежде всего из США, хотя правительство Индонезии в разные годы боролось с западным влиянием, периодически вообще запрещая прокат иностранных фильмов.

Между тем, стремясь удешевить производство, в Индонезию приезжало немало американских кинематографистов, особенно из малобюджетного сегмента. К примеру, в Индонезии были сняты некоторые боевики с Синтией Ротрок и Фрэнком Загарино. Хотя и местные лидеры action, с прицелом на западный рынок, приглашали сниматься известных американских актёров.

Одним из них был Ачкил Анвари, который дорос даже до съёмок боевика «Ангел ярости» (1992) с Ротрок. Анвари был одним из ведущих режиссёров индонезийского экшна 1980-х гг., наряду с Аризалом и Х. Джут Джалилем. Их карьеры достигли пика в 1980-е, на волне мощного развития национального кино, когда количество снятых фильмов, согласно изданному кинокритиком Дж. Б. Кристанто справочнику «Каталог фильмов Индонезии 1926 – 2005» (2006), доходило чуть ли не до 150 в год. В 1990-е гг. кинематограф Индонезии постигли нелёгкие времена, местная продукция не выдерживала конкуренции с фильмами «заокеанского брата», в результате чего многие режиссёры и продюсеры закончили свою деятельность, включая и трёх ведущих action-режиссёров. Между тем, ряд их фильмов имел международный прокат, в результате чего их боевики, фантастика и хорроры известны заграничному зрителю, включая российского.

«Кровавая месть» – не очень удачное название для фильма Ачкила Анвари, более подходящее к жестокому боевику «Сведение счетов» Аризала, вышедшему год спустя. Режиссёр Анвари старался далеко не отходить от популярных тогда гонконгских боевиков с восточными единоборствами, отличавшимися особой динамикой и ритмом, поэтому по-максимуму насытил действие рукопашными поединками.

Его работа, конечно, не была бы так интересна, если бы была всего лишь калькой с образцов гонконгского кино. Ачкил Анвари как будто вспомнил уроки Усмара Исмаила, представив в жанре боевика классовый конфликт между капиталистами и рабочим классом.

Главный герой Барри поначалу ничего не делает, только пьёт пиво и разъезжает на мотоцикле, в то время как его жена работает проституткой. Барри знает об этом, ему это не нравится, но сделать он ничего не может. В конце концов она уходит от него, а Барри решает взяться за ум и пойти работать на склад, как его друг Йохан. Но однажды Йохан исчезает, а Барри начинает подозревать, что тут что-то нечисто…

Кадр из фильма “Кровавая месть”

Ачкил Анвари рисует довольно безрадостную жизнь трудового люда, работников фабрики. Они полностью бесправны перед своими начальниками – те их могут избить и даже убить. Ведь склад принадлежит наркокартелю, который, вместе с чаем, ввозит в страну наркотики.

По контрасту с рабочими, которые трудятся как рабы, дабы заработать деньги, постановщик изображает жизнь сильных мира сего. Управляющий складом ездит на машине с водителем, сидит в дорогом кабинете, всегда изысканно одет и относится к рабочим с презрением. Его охрана выполняет роль надсмоторщиков, которые бьют людей за любую провинность. А самый главный босс так и вовсе живёт во дворце, со множеством девиц, так что Хью Хеффнер позавидовал бы такой жизни.

Режиссёр не скрывает, что всему виной нищета народа и экономический кризис. Наркобоссы знают, что на их фабрику всегда придут люди, так как они платят больше, чем все остальные в городе. Жена Барри, как она сама впоследствии говорила ему, потому и ушла от него в «девушки наркобосса». Ей хотелось лёгких денег, и она согласна была ублажать его в постели. Но в дальнейшем в доме появились более красивые и молодые девушки, так что её босс разжаловал в девушки общего пользования. Любой охранник его дома мог переспать с ней, и она не имела права ему отказать.

Барри босс приметил благодаря его бойцовским навыкам и готов был сделать своей правой рукой, но Барри не согласился продать свою совесть и заниматься наркотиками. Как он сказал главному боссу – «я хочу честно зарабатывать на жизнь». В этом главная разница между ним и главой наркокартеля – тот не стеснялся быть паразитом общества, наживаться на слабых и голодных, травить их наркотиками. Ведь безрадостная жизнь индонезийских пролетариев подталкивала некоторых из них искать забвения не только в алкоголе.

Социалистический подтекст «Кровавой мести» резко выделяет этот фильм на фоне других образцов индонезийского экшна. Конечно, постановщик эскизно рисует жизнь рабочих с фабрики, ведь главная его цель – показать нескончаемый экшн. Однако таким образом привычная история о мести за убитого друга расширяется до социального комментария о том, что капиталисты всегда стремятся извлечь максимальную выгоду из рабочей силы при этом минимально заплатив, и только лишь законы да профсоюзы сдерживают их акулий аппетит.

Режиссёр сочувствовал рабочему классу, поэтому изображает забастовку рабочих как восстание рабов в Древнем Риме. Они были готовы терпеть побои и лишения ради того, чтобы кормить свои семьи, но только не убийство одного из них. Для наркокартеля, повторимся, они ничего не значили – бандиты знали, что в условиях нищеты деньги соблазнят многих, поэтому бросили все силы на подавление забастовки.

Поединки в фильме Анвари поставлены не хуже чем в гонконгских боевиках, да и вообще создателей ругать не за что – они сумели не только технически грамотно снять экшн в условиях небольшого бюджета, но и придумать интересную историю

Поединки в фильме Анвари поставлены не хуже чем в гонконгских боевиках, да и вообще создателей ругать не за что – они сумели не только технически грамотно снять экшн в условиях небольшого бюджета, но и придумать интересную историю, которая способна вызвать отклик в сердцах людей. Ведь проблемы героев фильма знакомы не только индонезийцам, но и жителям других стран, многие из которых вынуждены работать совсем не там, где им хочется, ради того, чтобы иметь деньги.

Главный герой Барри отнюдь не ангел. Он тоже хотел бы лёгких денег, однако не согласен заниматься наркотиками, чтобы получить их. Также он прощает свою блудную жену, которая всё-таки поняла, что лучше работать продавщицей, чем проституткой, хоть это и более прибыльно. Ведь такие как босс в обмен на деньги будут относиться к ней исключительно как к сексуальному объекту, который должен раздвигать ноги по его требованию или людей из ближнего круга.

«Кровавая месть» снята Ачкилом Анвари без привлечения иностранных кинематографистов. Зато тут много местных звёзд, например Х. И. М. Дамсийк, который снимался не только в индонезийском кино, но и заграницей. Он создал колоритный образ бездушного управляющего фабрики, который ходит с охраной и чуть что пускает в ход пистолет. Правую руку главы наркокартеля сыграл Адвент Бангун, постоянный участник как индонезийских, так и американских боевиков, снятых в Индонезии. А главного героя воплотил настоящая звезда индонезийского экшна Барри Прима, игравший у ведущих режиссёров развлекательного жанра в 1970-1980-е гг.

Карьера Прима не закончилась в кризисные 90-е гг., как и Х. И. М. Дамсийка. Они оказались востребованы и новым поколением индонезийских кинематографистов. Дамсийк скончался в 2012 году в возрасте 82 лет, а Прима снимается до сих пор, играя, в силу возраста, уже второстепенные роли. А вот карьера Вики Видовати, экранной жены Прима, завершилась в 1988 году, хотя она неплохо выглядит на экране и убедительно изображает как первоначальное надменное отношение к мужу, так и позднее раскаяние. В том же году она сыграла с Прима в другом получившем западную дистрибуцию индонезийском боевике «Отчаянные коммандос», посвящённом борьбе индонезийских повстанцев за независимость от Нидерланд.

«Кровавая месть», безусловно, не способна тягаться с высокобюджетными американскими боевиками 1980-х гг., с участием Чака Норриса, Стивена Сигала и других мастеров единоборств, но это правильно сделанный азиатский экшн, где, пусть и в утрированном виде, изображается жизнь индонезийского рабочего класса 1980-х гг. и который наследует центральную для всех колониальных стран тему борьбы за свои права. Этим он оказывается близок и кинематографу социалистического блока, и даже американским профсоюзным драмам, реализуя тот же гуманистический пафос, но в более развлекательном ключе.

Facebook
Хронология: 1980-е | | География: Азия
Автор: |2020-07-25T11:37:54+03:0029 Июль, 2020, 11:44|Рубрики: Рецензии|Теги: |
Андрей Волков
Житель города-героя Тулы, вооруженный крепкими нервами и исследовательским интересом относительно глубин киноавангарда. Любит Ингмара Бергмана и неформатные хорроры. Термист по профессии и знает, из чего куётся хорошее кино – а плохое принципиально не смотрит, жизнь для него слишком коротка.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok