///“По воле божьей” Франсуа Озона, рецензия

“По воле божьей” Франсуа Озона, рецензия

В центре внимания

По воле Божьей (Grâce à Dieu), 2018, Франсуа Озон

Православная Пасха позади, и в прокат наконец-то вышел новый фильм Франсуа Озона «По воле божьей», поднимающий тему педофилии в лоне Римско-католической церкви. О фильме рассказывает Виктория Горбенко

Новый фильм Франсуа Озона «По воле божьей» основан на реальных событиях, даже более того – на событиях происходящих прямо сейчас в режиме реального времени. В центре внимания – трое мужчин, в детстве подвергавшихся сексуальным домогательствам католического священника Бернара Прейна. В 2016-м Прейна было предъявлено обвинение, но, несмотря на признание, наказания ему удалось избежать в связи истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. На этом жертвы насилия, объединившиеся в общественную организацию «Свободное слово», не остановились и выдвинули обвинение также против кардинала Филиппа Барбарена, который знал о фактах домогательств, но не заявил о них в правоохранительные органы, стремясь сохранить доброе имя Католической церкви. Название фильма отсылает к фразе, которую кардинал неосторожно обронил на пресс-конференции в Лурде в 2016 году. Он сказал: «Слава Богу, большинство фактов о сексуальном насилии со стороны священников вышли за пределы срока давности». Эта фраза стала символом молчания Церкви о случаях педофилии в ее стенах. В фильме такая сцена тоже есть. Изначально он вообще задумывался документальным, но и итоговая художественная версия изобилует многочисленными фактами и подробностями, даже имена в ней используются реальные.

«По воле божьей» условно делится на три части. Первая рассказывает историю Александра Герена (Мельвиль Пупо), успешного буржуа, благопристойного католика, отца пятерых детей, который однажды узнает, что пристававший к нему в скаутском лагере священник до сих пор работает с детьми. Мужчина сначала вступает в длительную и неплодотворную переписку с кардиналом Барбареном, пытаясь добиться лишения отца Прейна сана. Когда становится ясно, что Церковь будет до последнего покрывать священнослужителей, герой злится и подает заявление в полицию. С этого момента, то есть ровно по истечении трети хронометража, в фильме начинается хотя бы какая-то активность. До этого приходится наблюдать за ленивыми передвижениями в кадре головы Мельвиля Пупо и выслушивать долгое закадровое чтение писем. Идиллия, царящая в семье Александра, также никоим образом не оживляет действие.


Кадр из фильма “По воле божьей”

Затем в сюжет последовательно вводятся еще два героя: холеричный толстяк Франсуа Дебор (Дени Менуше) и невротичный маргинал Эммануэль Томассин (Сванн Арло). Первый быстро вступает в активный диалог с прессой, запускает веб-сайт и предлагает нарисовать огромный член в небе над католическим собором, а второй трагично жалуется на сломанную жизнь, поколачивает сожительницу и тоже раскрывает тему членов – его собственный, вроде как, искривился в результате некачественной мастурбации отца Прейна. Фильм наконец-то обретает недостающий объем и полифоничность. Троица главных героев, к которым приковано внимание камеры (невыносимо крупные планы – невыносимо пристальное внимание), и еще с десяток второстепенных раскрывают все, кажется, возможные последствия травматичного детского опыта, его влияние на дальнейшую жизнь, социализацию и построение семейных и интимных отношений. Озон скрупулезно исследует психологию своих «хрупких мужчин», заявляя, что они, как и женщины, могут подвергаться физическому и эмоциональному насилию, но при этом им еще сложнее открыто признаваться в слабостях и «порочащих» фактах.

Несмотря на явный социальный посыл, «По воле божьей» – кино в большей степени о людях, чем о процессах. Тем не менее, оно определенно существует под влиянием существующего дискурса и само этот дискурс видоизменяет. В этом смысле картину Озона интересно сравнить с предыдущим громким фильмом на ту же тему – оскароносным «В центре внимания» Тома МакКарти. «В центре внимания» – фильм про журналистское расследование, где факты и доказательства играли важную роль. Команда репортеров «Бостон Глоб» тщательно фильтровала материалы для публикации, чтобы обезопасить себя в правовом поле, чтобы, не дай б-г, не опубликовать непроверенных данных, чтобы, не дай б-г, не сгнобить карьеры и не утонуть в бесконечных судебных тяжбах. Сейчас это уже неважно. На момент первого показа «По воле божьей» на Берлинском кинофестивале, где он получил Гран-при, процесс против Барбарена был в самом разгаре. В марте 2019-го года кардинал был признан виновным в сокрытии фактов педофилии в церкви и приговорен к шести месяцам заключения условно. В настоящее время приговор обжалуется, и в числе прочих доводов адвокат Барбарена заявляет, что вышедшая во время судебного процесса картина Озона могла повлиять на независимость судебного решения.

Несмотря на явный социальный посыл, «По воле божьей» – кино в большей степени о людях, чем о процессах. Тем не менее, оно определенно существует под влиянием существующего дискурса и само этот дискурс видоизменяет

Но дело даже не в этом. Движение #MeToo, развернувшееся на фоне скандала с Вайнштейном и постоянно подпитывающееся новыми громкими инцидентами вроде прощания с Майклом Джексоном Неверлендом, фактически нивелировало значимость суда как инстанции. Не важно, доказано ли событие преступления, не важно, доказано ли обратное. Мы слушаем жертв и верим им на слово. Это очень опасная и пока не осмысленная тенденция. Думается, мы сами еще до конца не понимаем, где должно заканчиваться морально-этическое и начинаться формально-правовое, а также до какого момента можно доверять внутреннему нравственному компасу, ориентироваться на социальные прецеденты и предаваться праведному гневу. Слишком велика вероятность сгрести под одну гребенку правых и виноватых. В правовом поле риск судебной ошибки всегда считался важнейшим аргументом противников смертной казни. В эмоциональной плоскости это не работает. Жизни и карьеры разлетаются карточными домиками, и только потом на смену импульсивному порыву приходят факты. Важно помнить, что однажды разлетевшиеся карты могут не сложиться обратно в целую колоду.

Facebook
Хронология: 2010-е 2018 | Сюжеты: Берлинале | География: Европа Франция
Автор: |2019-06-14T10:43:08+00:001 Май, 2019, 10:15|Рубрики: Премьеры, Рецензии|Теги: |
Виктория Горбенко
Светлы ее волосы, темны ее глаза, черна ее душа и холоден ствол ее ружья. Макароны не варит, патроны не подает, овощам не проповедует. Любит и страдает. Любит хорошее кино и страдает от его недостатка. Характер нордический. Блондинка как снаружи, так и в душе. Судит о людях, базируясь на цветовой дифференциации колготок. Что удивительно, точно.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok