///Премьера: “Яблоки” Христоса Нику

Премьера: “Яблоки” Христоса Нику

Живи и помни

Яблоки (Mila), 2020, Христос Нику

Дмитрий Котов — о дебютном полном метре грека Христоса Нику

Над Афинами нависла невиданная доселе эпидемиологическая угроза — нет, не коронавируса, — беспамятства. Арис, бородатый и хмурый мужчина средних лет, засыпает в вечернем автобусе, а просыпается на конечной остановке уже с амнезией. Теперь он — один из тех, кто остался наедине с собой в большом странном мире, кому придется заново постигать свое «я» и повседневную действительность в надежде восстановить связь с прошлым. В помощь герою предложена программа «Новая личность»: под чутким присмотром врачей Арис будет выполнять заранее составленные задания, которые, по задумке специалистов, помогут ему начать жить с нуля.

Греческий режиссер Христос Нику в своей дебютной полнометражной работе, облеченной в форму артхаусной притчи, через символы, локальный гротеск и художественные допущения исследует способность человека к познанию и принятию себя, своих желаний и страхов, окружающих людей и внешних обстоятельств. Единственной отличительной чертой личности Ариса после потери памяти остается сильная любовь к яблокам, которыми он перекусывает при любой возможности. Очевидным, но наглядным образом плоды становятся ключевым символом, который в полной мере раскрывается после случайного разговора с продавцом фруктов: Арис поедает яблоки, когда хочет вспомнить, и отказывается от них, когда вспоминать не хочет. Поведение главного героя в фильме — это маятник между бременем амнезии и боязнью узнать всю правду о своем прошлом.

Впрочем, серьезной интриги Нику нам не предлагает. Здесь гораздо важнее не то, что произошло накануне «инфицирования», а то, как Арис балансирует между фантомами старой жизни и строительством новой. Отсюда и соответствующий характер персонажа — спокойный, задумчивый, невеселый, неспешный, глубоко интровертный. С этим набором качеств мужчина, по сути, противопоставлен всему остальному миру, который намеренно показан условным, схематичным и выхолощенным, наполненным поддельными эмоциями, искусственными мотивациями, неискренними отношениями. Этот мир не существует в конкретном времени — по улицам ездят современные автомобили, но аскетичные интерьеры квартир и больничных помещений, отдающие до боли знакомым советским бытом, намекают на плюс-минус начало 90-х. Из техники — кассетные и бобинные магнитофоны, домофоны да «полароиды». Полное отсутствие смартфонов, компьютеров и прочих гаджетов для коммуникации жирным шрифтом обозначает невероятную сложность живого общения в нашем новом обществе, где каждый зациклен на себе и своих бедах. Нику создает мир, в котором доброжелательные на вид врачи на деле остаются равнодушными экспериментаторами, а новообретенная подруга — поначалу яркая и интересная — в итоге огорчает меркантильностью, лицемерием и эгоизмом.

Кадр из фильма “Яблоки”

Каждый участник программы «Новая личность» обязан запечатлеть факт выполнения задания на «полароид», после чего вложить снимок в специальный альбом. Ценные указания Арис получает на аудиокассетах, успехи в прохождении миссий регулярно проверяются. Квесты становятся все сложнее, сомнительнее и абсурднее: прокатиться на велосипеде, сходить в кино, прыгнуть с десятиметровой вышки в бассейн, устроить ДТП, заняться сексом с незнакомкой… Врачи утверждают, что всё это — «полезный опыт». К непростым задачам, точно так же, как и его персонаж, ответственно и серьезно подходит исполнитель главной роли Арис Серветалис — убедительный и типажный.

Альбом с фотографиями — незамысловатая метафора бессмысленного существования человека, который совершает поступки и принимает решения неискренне, бездумно, не по своей воле и под давлением извне. Потому что «так положено», «так принято» и вообще — «чем я хуже?» Шаг за шагом, пункт за пунктом. Всё тот же путь, как и у соседей, коллег, друзей и знакомых. Кто-то раньше, кто-то позже. Длительная пробежка через чекпойнты в попытке обогнать соперников без четкого понимания смысла происходящего. До тех пор, пока не наступает game over, после чего от бегуна остается лишь набор дурацких фоток и тире между двумя датами.

К первой серьезной работе малоизвестного греческого режиссера придраться сложно. «Яблоки» не назовешь откровением, но это крепкое и цельное высказывание о малодушии, неискренности и формализме в современном социуме, о потере памяти и страхе помнить

«Яблоки» — картина, конечно, не для широкой аудитории, едва ли не эталонный пример концептуального европейского авторского кино. Без экшена, без спецэффектов, без ярких эмоциональных всплесков, без крутых и неожиданных сюжетных поворотов. Однако в заунывности ленту не упрекнешь, ведь она щедро разбавлена легкими и ненавязчивыми комичными моментами: вот главный герой паникует, спасаясь от надобности прыгнуть в воду, вот докторша наигранно восторгается провальным результатом теста, вот уличный музыкант, пытающийся заново научиться играть, воспроизводит на гитаре местную вариацию «Чижика-Пыжика».

К первой серьезной работе малоизвестного греческого режиссера придраться сложно. «Яблоки» не назовешь откровением, но это крепкое и цельное высказывание о малодушии, неискренности и формализме в современном социуме, о потере памяти и страхе помнить — как на примере конкретного человека, в русле медицины и психологии, так и в самом широком смысле — гуманистическом, общечеловеческом, общекультурном. Пожалуй, самый яркий «полароидный» снимок Ариса — на маскараде в костюме астронавта. С одной стороны — образ отважного исследователя, готового к встрече с новым и неизведанным. Однако за толстыми стенками шлема почти ничего не слышно, а в тяжелом и сковывающем движения скафандре на Земле далеко не уйти. По сути, этим фильмом Нику предлагает зрителю снять скафандр. Или — для начала — хотя бы шлем…

Критиканство
Автор: |2021-09-08T21:00:29+03:009 Сентябрь, 2021, 11:20|Рубрики: Премьеры, Рецензии|Теги: |
Дмитрий Котов
Коренной москвич. Искусствовед по образованию, экскурсовод по профессии, специалист по архитектуре и Grammar Nazi по призванию. Из всех дам более всего уважает Кровавую Мэри, на остальных смотрит ласковым взглядом Ганнибала Лектера. Недоверчив к жизни, как владельцы отечественных автомобилей, хотя ездит на "мицубиси" американской сборки. Обворожён короткометражной анимацией и чернушным российским артхаусом, как кот сметаной. С многолетней депрессией борется путем вдумчивого просмотра кино с родины фьордов и Карлсона
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok