////Время как растворитель: Обзор первых серий нового “Настоящего детектива”

Время как растворитель: Обзор первых серий нового “Настоящего детектива”

Вышли первые две серии третьего сезона «Настоящего детектива». Виктория Горбенко посмотрела их на специальном показе, организованном онлайн-сервисом Амедиатека и проектом КАРО.Арт, и делится своими наблюдениями

Настоящий детектив (True Detective), 3 сезон

Виктория Горбенко – о первых эпизодах третьего сезона “Настоящего детектива”

Первый сезон «Настоящего детектива» изменил сериалы, максимально приблизив их к большому кино. Второй стал разочарованием для большинства зрителей, влюбившихся в изнуренные южно-готические пейзажи и обаятельный пессимизм диванного философа Раста Коула. В третьем сезоне бессменный шоураннер проекта Ник Пиццолато возвращается к корням. Самое время разбираться, такая ли это удачная идея, как может показаться на первый взгляд.

Действие разворачивается в районе известнякового плато Озарк, расположенного в Арканзасе. В деле снова два напарника: Уэйн Хейс (Махершала Али) и Роланд Уэст (Стивен Дорфф). Они расследуют исчезновение двоих детей из не самой благополучной семьи. Временной охват – три десятилетия. События одновременно развиваются в 1980-м, 1990-м и 2015-м и включают в себя непосредственно расследование, пересмотр дела и создание журналистского материала по давно стертым следам. Особенностью становится то, что здесь любопытно обыграны механизмы памяти.

Кадры из сериала “Настоящий детектив”

Джулиан Барнс писал, что время работает не как фиксаж, а, скорее, как растворитель. События преломляются через индивидуальное восприятие, память выборочна, любой очевидец – ненадежный рассказчик. Но как сильно может исказиться прошлое, если его пытается воссоздать старик, сознание которого постепенно расщепляет Альцгеймер? Этот старик – Уэйн Хейс образца 2015-го, главный герой, основной фигурант таинственных событий прошлого. Насколько можно доверять его рассказу, когда он сам вряд ли подозревает о своей ненадежности? Но какую именно роль сыграет болезнь Хейса в развитии истории, покажут следующие эпизоды. Пока она просто позволяет оставлять сюжетные лакуны и переключаться между временными пластами.

В первых двух сериях акцент делается именно на расследовании. Ищутся подозреваемые, строятся гипотезы, анализируются улики. Полностью в духе первого сезона в сюжет вводятся оккультные мотивы: загадочные handmade куклы, оставленные на месте преступления, намек на «сатанинскую панику» в сцене, где обсуждается увлечение героя-подростка группой «Black Sabbath». При этом Пиццолато не забывает о психо-социальной неустроенности реднеков, дает намек на вуайеристские мотивы в поведение одного из героев и даже приплетает ничтоже сумняшеся тему педофилии. Какое из многочисленных ружей в итоге выстрелит (а может – все выстрелят), пока непонятно. В любом случае, приличное расследование должно изрядно поплутать перед разгадкой.

Привычное для «Настоящего детектива» внимание к внутреннему миру героев пока выражено слабо. Про героя Али что-то понемногу проясняется, а вот персонаж Дорффа к концу второй серии все еще выглядит статистом. Видимых противоречий между напарниками, вроде бы не существует. Они слаженно работают и расслабленно постреливают по крысам на отдыхе. Однако уже к концу второй серии между ними, пока едва заметно, вклинивается расовый конфликт. Окружающие – от потерпевших до начальства – гораздо охотнее прислушиваются ко вспыльчивому Уэсту, чем к рассудительному Хейсу. Просто потому, что первый – белый.

Привычное для «Настоящего детектива» внимание к внутреннему миру героев пока выражено слабо. Про героя Али что-то понемногу проясняется, а вот персонаж Дорффа к концу второй серии все еще выглядит статистом. Уже к концу второй серии между ними, пока едва заметно, вклинивается расовый конфликт

Еще один общественно-политический мотив, подключенный в стартовых эпизодах, это посттравматический вьетнамский синдром. Оба главных героя проходили службу, но основным персонажем, через которого затевается разговор о проблемах социализации бывших военных, становится один из подозреваемых – мусорщик, потерявший способность встраиваться в государственную систему, которая заставила его пройти через страшнейшую мясорубку, а затем, как следствие, и семью. Сыграет ли этот персонаж еще какую-то роль в будущем, неизвестно, но вьетнамский след точно еще будет как-то задействован. Как минимум, есть информация, что в ходе съемок проводились кастинги азиатов на роли вьетнамцев.

Как будут развиваться события, покажет время. Пока можно лишь предположить, что третий сезон рискует стать аккуратно, но без искры скопированным первым. На это намекают перечисленные повторяющиеся паттерны. Возможно, это даже правильное решение. После провального второго сезона, благородный риск мог обернуться окончательными похоронами проекта. Жаль лишь, что такое крепкое ремесленничество имеет со знаковым авторским проектом лишь формальное сходство. Не внушает оптимизма и ситуация со сменой режиссера. Джереми Солнье, известный по любопытному триллеру «Зеленая комната» выбыл из проекта, сняв всего две серии. Несмотря на то, что на смену ему пришел опытный телевизионщик Дэниел Сакхейм, работавший в таких проектах как «Доктор Хаус» и «Секретные материалы», критики, успевшие посмотреть целых пять серий из восьми, как один говорят, что первые два эпизода – лучшие. Так ли это, и победит ли третий сезон время, или никто через год не вспомнит его имени, можно будет судить уже через шесть недель.

ВКонтакте
Хронология: 2010-е 2019 | | География: США
Автор: |2019-01-16T15:28:51+00:0016 Январь, 2019, 12:22|Рубрики: Обзоры сериалов, Сериалы, Статьи|Теги: , |
Виктория Горбенко
Светлы ее волосы, темны ее глаза, черна ее душа и холоден ствол ее ружья. Макароны не варит, патроны не подает, овощам не проповедует. Любит и страдает. Любит хорошее кино и страдает от его недостатка. Характер нордический. Блондинка как снаружи, так и в душе. Судит о людях, базируясь на цветовой дифференциации колготок. Что удивительно, точно.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok