//Рецензия на документальный фильм “Заповедник Аскания”

Рецензия на документальный фильм “Заповедник Аскания”

Заповедник людей

Заповедник Аскания, 2018, Андрей Литвиненко

Артур Сумароков – о документальной картине, посвященной природному заповеднику под Херсоном

На территории Херсонской области находится Заповедник Аскания – одно из самых привлекательных для туристов мест посещения на юге Украины, особенно весной и летом. Самый большой в Европе степной заповедник в 2019 году отмечал столетие своего создания, причем без особой помпы и поддержки со стороны государства, и примечательно, что одновременно с годовщиной вышла документальная драма “Заповедник Аскания”, переоткрывшая заповедник для широкого зрителя. Андрей Литвиненко, режиссер документальной ленты “Заповедник Аскания”, открывает свой фильм сценами видовыми, когда камера оператора Дениса Страшного с непритаенной любовью снимает различных животных, и, кажется, что картина будет этакой зоологической зарисовкой, в целом обаятельной, может быть, не самой обязательной, и честно выполненной в стилистике работ Дэвида Аттенборо. Но эти первые кадры лишь предваряют собой последующий режиссерский разворот в сторону людей, работающих в Заповеднике, историям которых режиссер уделяет максимальное внимание. Впрочем, и животные, населяющие заповедник, из фокуса внимания постановщика не пропадают, и кадры с фиксацией их степенной жизни будут регулярно прерывать повествование.

Основных героев в картине трое. Поначалу кажется что для режиссера важно, в первую очередь, сосредоточиться на персоне директора заповедника Виктора Семёновича, который совсем не напоминает типичного постсоветского чиновника, со всеми вытекающими последствиями. Директор весьма охотно раскрывается перед камерой, не боится выглядеть со стороны странно и вообще производит впечатление человека, который находится не только на своём месте, но и в случае чего будет готов бороться за него, и не ради себя, но ради заповедника, само собой, сжирающего время, нервы, деньги. И если начальные кадры ленты сняты в статичной, умиротворенной манере, то, стоит Виктору Семёновичу войти в кадр, как камера тут же бодро оживляется, начиная следовать за своим героем, для которого более чем естественно, к примеру, выглядят разговоры с животными на равных. Да и одобрительное молчание животных оказывается красноречивее слов некоторых бывших сотрудников, один из которых тоже вскоре появится в картине.

Кадр из фильма “Заповедник Аскания”

Второй герой ленты – бывший сотрудник заповедника Николай, для которого работа эта была лучшей формой побега от окружающей действительности, однако избежать конфронтации с руководством у него не вышло. Новый герой, и, соответственно, режиссером аккуратно меняется интонация ленты и на первый план выходят детали, более точно описывающие Николая, через демонстрацию быта в его маленьком домике на территории заповедника, где долгое время жил герой. Одновременно пыльный и светлый домик, точнее даже небольшая сторожка, в которой хранятся воспоминания героя и сам он, не без видимого удовольствия, делится ими.

Третий герой фильма – молодой ученый Павел, с присутствием которого в кадре появляются рэперы, а эклектичную структуру картины рвёт несколько вставных клипов, которые тем не менее внутренний драматургический ритм особо ленты не нарушают.

“Заповедник Аскания” является не самым типичным представителем современной украинской документалистики, преимущественно существующей в плоскости прямых политических высказываний, социальных или активистских комментариев или исторических исследований. Это же кино большей частью находится над общественной ситуацией

Павлу уделено в ленте больше всего внимания, заметно, что именно этот молодой человек вызывает у режиссера наибольший уровень эмпатии, что, впрочем, заметно невооруженным глазом. “Заповедник Аскания”, строго говоря, является не самым типичным представителем современной украинской документалистики, преимущественно существующей в плоскости прямых политических высказываний, социальных или активистских комментариев или исторических исследований. Кино это большей частью находится над общественной ситуацией, оно намеренно лишено любой нарративной тяжеловесности и, кажется, что сочащиеся с экрана авторские поэтичность вперемешку с искренним гуманизмом взгляда вот-вот сорвутся в сентиментальный тон, но, к счастью, ничего такого не происходит. Фильм с точки зрения событийного ряда нельзя назвать слишком насыщенным, но благодаря отличному монтажу и умению режиссера сконструировать интересное повествование, “Заповедник Аскания” можно даже сравнить небезосновательно с некоторыми документальными фильмами Вернера Херцога: “Гашербрумом – сверкающей горой”, “Водабе: Пастухами солнца” и “Человеком-гризли”. И дело не только в том что и у Херцога, и у Литвиненко соответственно вместо конфликта человека и природы есть лишь конфликты человека с человеком, но особенно с самим собой. Дело в общей схожести взгляда на людей, для которых природа и животные несут в себе более значимый опыт, чем прочие соплеменники по виду. “Заповедник Аскания” даже в контексте фильмографии самого Андрея Литвиненко – а на его счету есть и экспериментальная по форме документальная короткометражка “Кинотеатр “Украина”, и более приглушенная по тону “Vattenti” – это кино, в котором режиссерские стиль и голос стали звучать полновесно, а то что именуется “киноязыком”, наконец обрело ярко выраженную, концентрированную форму. Да и переход от короткого метра к полному прошёл безболезненно, поскольку фильм совершенно не страдает от затягивания повествования или наоборот от слишком большой лаконичности. Если же и есть в фильме какая-то мысль политическая, то она весьма проста и в то же самое время важна – беречь природу, конечно, стоит, но и людей, работающих в сфере природоохранной, тоже. Ведь тот же заповедник “Аскания Нова” это не только заповедник животных, но и людей, со всеми их плюсами, минусами и знаками равенства.

Яндекс.Дзен
Хронология: 2010-е 2018 | | География: Восточная Европа Европа
Автор: |2019-12-18T19:46:13+03:0019 Декабрь, 2019, 11:13|Рубрики: Рецензии|Теги: |
Артур Сумароков
Гедонист, нигилист, энциклопедист. Укротитель синонимических рядов и затейливого синтаксиса. Персональный Колумб Посткритицизма, отправленный в плавание к новым кинематографическим землям. Не только знает, что такое «порношаншада», но и видел это собственными глазами. Человек-оркестр, киноманьяк, брат-близнец Ртути. Останавливает время, чтобы гонять на Темную сторону Силы и смотреть артхаус с рейтингом NC-17. Возвращается всегда с печеньками.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok