Пресс-конференцию своего нового фильма «Черная роза» Александр Невский начал с громкой фразы («Это фильм моей мечты»), продолжил продолжительным рассказом об особенностях сюжета. Кроме того, Невский нахваливал засветившегося в небольшом эпизоде Маттиасе Хьюзе (которого также притащил на премьеру) и упомянул, что на съемках использовал камеры, которые намного круче, чем Финчеровский RED. Выслушав сто пятьсот околосъемочных анекдотов , представляющий Посткритицизм Антон Фомочкин расспросил Александра про его продюсерскую карьеру и возможную смену жанра.

Александр, давайте поговорим о вашей продюсерской деятельности. Независимым кинематографистам вне крупных студий сейчас тяжело получить деньги на фильм. Насколько трудно запускаться со своими проектами?

— Не так много фильмов сейчас запускаются на студии напрямую, какой бы ни был сценарий. Даже крупные франчайзы, вроде «Бэтмана», которого полностью финансировала «Леджендари пикчерс» — «Уорнер Бразерс» были только прокатчиками. Люди рискуют деньгами. Я могу долго говорить об этом. Но это все-таки внутренний бизнес, в котором разбираемся только мы с вами. Давайте говорить проще. Если вы снимаете фильм на русском языке, то неважно, каким бы гениальным он не был (разве что если он получит золотую пальмовую ветвь Канн или Оскар) — его все равно будут смотреть только в России. Так происходит в любой другой стране. Потому я и снимаю на английском языке. Если вбить в гугл «Москоу Хеат», то выскочит множество обложек, постеров моего фильма с названиями на разных языках. Благодаря тому, что я снял его на английском я и продал фильм в 69 стран мира. Но если вы смотрели мои фильмы, то знаете, что в них всегда русский герой в центре. Вы еще не смотрели «Розу»? Нет? Ну, вот мой оператор Руди Харбон очень красиво снял Москву. С любовью. Он ее такой увидел. При этом он красиво снял Кристану Локен, Оксану (Сидоренко), Или же вот первый кадр, где я появляюсь, точнее, мой сапог появляется в кадре. У нас сейчас очень напряженный график, мы были в Петербурге, сейчас в Москве, а потом у нас еще две подмосковные премьеры. В четверг летим в Краснодар, потом Тула, Серпухов, Ростов. Путешественники. Мне на одной из этих премьер сказали как раз насчет того кадра, когда я в первый раз появляюсь на экране — ну, клише же, ну слизали же, срисовали этот эпизод с «В смертельной опасности» со Стивеном Сигалом, ну признайтесь! Я говорю: ну зачем ты так? Творца вообще очень легко обидеть. Это было не у Стивена Сигала, а у Сильвестра Сталлоне, в фильме «Кобра» за десять лет до этого! И «Черная роза» для меня фильм, который должен показать, что мы умеем делать боевики.

Мне на одной из этих премьер сказали как раз насчет того кадра, когда я в первый раз появляюсь на экране — ну, клише же, ну слизали же, срисовали этот эпизод с «В смертельной опасности» со Стивеном Сигалом, ну признайтесь! Я говорю: ну зачем ты так?

— Вы планируете продолжать развивать свою карьеру в боевиках, триллерах или хотите попробовать себя в другом жанре?

Это еще один вопрос, который мне часто задают, вопрос, в том числе кинокритиков, которые здесь не присутствуют. Я пока не планирую продолжать свою работу в качестве режиссера, потому что это очень большой и тяжелый труд. Но продюсерство не бросаю — например, у нас в продакшне режиссерский дебют моего хорошего друга Марка Дакаскаса, в котором он играет главную роль. А одну из хороших ролей играет Полина Буторина и Оксана Сидоренко (актрисы, сыгравшие в «Черной розе»). И это драма. Что касается жанра, мне он нравится, я не вижу в этом ничего ужасного. Я голосую в «Золотом глобусе», вхожу в киноакадемию, вхожу в форен-пресс, что тоже является правдой, мы можем следующие пол часа говорить с вами про арт-хаус, но я вырос именно на таких фильмах, на боевиках. И их честность не говорит о том, что они плохие. Говорят, что фильмы времен видеосалонов — категории «Б», однако, они выходили в кинотеатрах, собирали миллионы долларов и считались категорией «А». Ну а в дальнейшем, вероятно, будет комедия.