Сверхурочные

Два дня, одна ночь, 2015, Жан-Пьер Дарденн, Люк Дарденн, рецензия

Анна Дедова видит в фильме братьев Дарденнов про борьбу за больничный историю о преодолении себя .

Послеобеденную дремоту Сандры прерывает звонок сослуживицы, которая сообщает пренеприятнейшее известие. В отсутствие главной героини на собрании коллектива проведено голосование, повесткой дня которого даром что не стало объявление суверенитета фабрики — резонанс у результатов вышел нешуточный. В обмен на увольнение Сандры сотрудникам была предложена премия в 1000 евро, в пользу чего высказалось подавляющее большинство. Теперь на выходных и без того сидящей на антидепрессантах героине предстоит сверхурочно поработать — заставить «товарищей» изменить выгодное им решение, иначе — прощай, купленный в ипотеку дом, здравствуй, государственное жилье и прочие прелести безработицы.

 Да, порой настоящая воля может оказаться заключена в хрупкое женское тело в забавной розовой маечке и потертых джинсах.

На первый взгляд кажется, что братья Дарденн сняли кино, которое будет абсолютно непонятно российскому зрителю. Позвольте, переживать из-за героини, которой в худшем случае грозит социальная квартирка, в то время как сам всю сознательную жизнь кочуешь с одних съемных апартаментов к другим! Сочувствовать человеку, который валяется на больничном из-за какого-то выдуманного «западного» недуга – депрессии, когда у самого нет возможности с чистой совестью вылечить бронхит! Но на самом деле проблема фильма актуальна и здесь, только социальные аспекты идейной составляющей гораздо острее несчастья одной отдельно взятой условной «Сандры». Да, сама идея демократичного голосования работников по таким серьезным вопросам для будущего компании в стране, где слово «начальник» желательно всегда выписывать с большой буквы, выглядит комичной. Но, как и в случае бельгийской индустриальной провинции, в России не счесть моногородов, где финансовые проблемы одного завода влекли в прошлом и, скорее всего, повлекут в ближайшем будущем массовые сокращения, а следом и вымирание целых поселений. Сытые нулевые же дали надежду на наличие в экономике хоть какой-то стабильности, а бурно развивающийся рынок ипотечного кредитования взял в оборот карманы молодежи. Однако в случае потери работы россияне окажутся один на один с банкротством и ни о какой помощи от государства хотя бы в том, чтобы найти пристойный угол для существования, говорить не придется. Эта сохраняющаяся разница менталитетов в глазах зрителя может сыграть на руку картине, позволяя разглядеть за социальной агиткой глубоко личную историю возрождения личности, вышедшую до боли пронзительной во многом благодаря Котийяр.

Духлесс фронт
С обидой выкрикнув в начале «Я для них полный ноль», ее Сандра находит в себе силы раз за разом преодолеть кажущиеся унизительными диалоги с коллегами. Снятые одним планом, они позволяют захватить естественность эмоций героев, неподдельность их реакций на каждую последующую реплику партнера по сцене. Подгоняемый одним только напором супруга, персонаж Котийяр постепенно начинает видеть в переубеждении проголосовавших дело не денег, а чести, утверждения чувства собственного достоинства в своих же глазах и способ раз и навсегда покончить с депрессией. Вот почему она так остро реагирует на постигающие ее неудачи, готовая даже свести счеты с жизнью. Ведь несмотря на то, что она пересиливает себя, для многих сотрудников ее беды – ничто по сравнению с возможностью немного поживиться. Поэтому с приближением к неожиданной развязке вопрос о сохранении работы уже не является ключевым, главное – обретенное Сандрой самоуважение. Да, порой настоящая воля может оказаться заключена в хрупкое женское тело в забавной розовой маечке и потертых джинсах.