Холодное сердце (Frozen), 2013, Крис Бак, Дженнифер Ли

Добрыня Никитич ругает «Холодное сердце».

«Холодное сердце» мастерили по всем приличествующим канонам: принцессы на первых ролях, песни-пляски, вроде милые второстепенные персонажи – все, как мы любим. Невзначай совпавший с новогодом релиз, обеспечивший массовый просмотр, солидную кассу и, как следствие, длиннющее сарафанное радио, продавил проекту место в нише современной мультипликационной классики, что постфактум подтвердил Оскар. Молодец среди овец, да и только: неровная история, плоские бесперспективные персонажи за исключением едва-почти-но-увы-и-ах-антагониста Эльзы и какой-то по-стариковски беспомощный юмор. «Холодному сердцу» придумали значимость, сочинили культовость и мыльным пузырем надули зрительскую любовь. Конечно, каждое поколение претендует на классический патент: именно на наше детство/юность (необходимое подчеркнуть) пришлись самые высокие деревья, самая зеленая трава и, разумеется, самые лучшие фильмы, а эти ваши современные мультфильмы – ерунда сплошь и рядом, не без этого. На фоне нетленок с гнусавым Михалевым «Холодное сердце» рахитично и недееспособно в статусе долгоиграющего хита. Это сосед по инкубатору практически любого анимационного проекта сегодня с минимальным набором отличительных черт, которому очень повезло не оказаться –цатым фильмом сидящей в кишках франшизы. Суета, создаваемая вокруг него, искусственна, наиграна, но вполне объяснима: Диснею нужен был стопроцентный хит по расписанию, так как после действительно заводной и обаятельной «Рапунцель» прошло аж три года. Производственные планы никто, между прочим, не отменял.

Холодное сердце, рецензия

«Холодное сердце», рецензия

На фоне нетленок с гнусавым Михалевым «Холодное сердце» рахитично и недееспособно в статусе долгоиграющего хита. Это сосед по инкубатору практически любого анимационного проекта сегодня с минимальным набором отличительных черт, которому очень повезло не оказаться –цатым фильмом сидящей в кишках франшизы.

Кстати, о планах: рассматривать «Холодное сердце» через призму маркетинга гораздо интереснее и информативнее, нежели пытаться отыскать там нечто художественное. Мультфильм наглядно демонстрирует модель поведения компании, активно откликающейся на актуальные настроения. Дисней меняется сам и меняет свою целевую аудиторию под себя и с точностью до наоборот – эдакая лента Мебиуса, причина и следствие, вытекающие и замыкающиеся друг в друге. Если любовь с первого взгляда больше не актуальна, значит, нужно наглядно продемонстрировать, чем заканчиваются one-night engagements; если любовь как основное детское пособие в принципе потеряла авторитет, то всегда есть маленькие личные демонята и семейные шкафы, полные игрушечных скелетов. «Холодное сердце» подхватило лейтмотив совместной с Pixar’ом «Храброй сердцем»: девочкам и без принцев есть чем заняться и где найти проблем на свои светлые головы. Мерида разбиралась с матерью, сестры Анна и Эльза – между собой. Из романтичных и женственных диснеевские принцессы превратились в боевитых маленьких феминисточек, вполне удовлетворяющих запросы воинственно настроенной взрослой аудитории, пропагандирующей подобные идеалы и готовой воспитывать в них своих детей. И чхать бы на смещенные акценты, но сюжеты выдаются крайне плачевные: одноразовые, провисающие, скучные, с тем самым холодным сердцем. Какое время – такая и классика.