Ив Сен-Лоран (Yves Saint Laurent), 2014, Джалиль Леспер, рецензия

Добрыня Никитич ругает байопик про Сен-Лорана, в котором нет великого кутюрье, есть только невнятный мужчина в очках.

Байопики о деятелях моды – эгоистичная вещь в себе: здраво оценить изображенные подвиги на ниве кройки и шитья смогут смогут либо завсегдатаи первых рядов на показах, либо те, кто просто в теме в силу общей подкованности; остальным придется полагаться на преподносимые с экрана факты и мнения. Проблема с кредитом доверия Лесперу заключается в интуитивном нежелании воспринимать серьезно откровенно тяп-ляпную картину в косоруком исполнении. По причине отсутствия внятного сценария вся история напоминает исключительно неудачную импровизацию, вся суть которой сводится к кокаинчику под настроение и нескончаемым эскизам, из которых, разве что, самолетики не пускают. Как только действие ни с того ни с сего утыкается в гомосексуализм кутюрье, тему стыдливо меняют, словно картину сняли не в стране, где разрешены однополые браки, а там, где за подобную связь забивают камнями, не иначе. Невероятно раздражающий закадровый патетичный нарратив призван хотя бы пунктирно обозначить ход создательской мысли, мечущейся между бессвязными сценами, однако невозможно обозначить то, чего нет.

Лесперу дали денег и реквизит, а что с этим добром делать не сказали.

На самом деле, бесполезно разбираться в причинах столь плачевного результата: в картине нет ни одного живого места, с которого можно было бы начать воображаемый отсчет «если бы да кабы». Лесперу дали денег и реквизит, а что с этим добром делать не сказали. В таком контексте даже полное актерское безволие если не оправданно, то вполне закономерно. Да, на Нинэ просто приятно смотреть, ибо француз красив и невероятно ретрорганичен, но на этом его привлекательность в данном образе заканчивается; Гальенн же и вовсе бесполезен, так как его герой лишь бездарно отыгрывает аксиому о скромном мужчине, стоящем за каждым великим кутюрье, однако вся ирония ситуации заключается в том, что как раз великого кутюрье в картине и нет – есть невнятный мужчина в огромных очках, рисующий треклятые эскизы. Смотреть в этой показательной трате времени и пленки нечего и незачем, а если учесть, что из двух биографий Сен-Лорана, выходящих в этом году, его семья официально признала только фильм Леспера, остается лишь удивляться, до какой степени нужно не любить своего почившего родственника.