Go Hard like Vladimir Putin

Крым. Путь на Родину, 2015, Сергей Краус

Глеб Тимофеев про документалку о Крыме с точки зрения кино, а не политики.

А моя судьба захотела на покой
Я обещал ей не участвовать в военной игре
Но на фуражке на моей серп и молот и звезда

Владимир Путин дает интервью по поводу Крымской весны, всем известных событий февраля-марта 2014 года, в основном, с военной и подготовительной точки зрения. Отвечает на заранее запланированные каверзные вопросы, смотрит то насмешливо, то со значением, шутит и делится впечатлением от трудностей, что остались позади и еще ожидают в будущем. Интервью перемежается другими диалогами с непосредственными участниками событий, от представителей самообороны полуострова до боевитых байкеров и милейшего из прокуроров, а также кадрами кинохроники и сценами художественной реконструкции отдельных, наиболее колоритных событий.

Испорченному медийным восприятием мира поколению, в принципе, довольно просто увидеть в документалке постановщика Сергея Крауса (знакомого по «Детям Индиго» — это, в общем, заметно) руку Министерства Правды и вполне себе художественный китч. Судите сами, вот несколько зарисовок: Янукович свернул от засады в бурелом, охрана толкает машину, и беглого президента увозят на вертолетах люди в черном; беркут выстраивает римскую черепаху; бородатые мотоциклисты находят в горах фашистские схроны; патриотизм, как водится, немного с перебором: дети бегут в слоу-мо, казаки ночуют в храме с теплыми полами (божьей милостью); Аксенова сравнивают с Че Геварой, не от схожести биографий, а потому что народно любим. И так далее, и все в таком духе. Некоторые сцены, кажется, полностью заимствуются из «Безумного макса» или «Двух башен» — неандертальцы с вилами и факелами участвуют в королевской охоте, крымчане надевают кольчуги, берут щиты с триколором, перекованные из запорожцев, и готовятся оборонять Хельмову Падь от орков. Однако легко представить, что думали и чувствовали непосредственные участники событий — третья мировая могла быть далеко де-факто, но при этом начаться в головах, приказы на местах, отличающиеся от лозунгов из телевизора, всеобщая растерянность и паранойя. В том, что это видно, заслуга не зрительского воображения, а поработавшей команды, да и в целом выверты новейшей истории бывают неотличимы от кинематографа. К миру Хаксли оказался ближе, чем Оруэлл, риск утонуть в информационном шуме куда выше, чем не увидеть отцензуренное — поэтому просто используется подходящая правда, и ее политическая удобность не делает ее априори ложью.

К миру Хаксли оказался ближе, чем Оруэлл, риск утонуть в информационном шуме куда выше, чем не увидеть отцензуренное — поэтому просто используется подходящая правда, и ее политическая удобность не делает ее априори ложью.

«Крым: путь на родину» скомпилирован из нескольких безошибочных принципов: немного знаменитой троицы «православие, самодержавие, народность», немного патриотического бряцанья стратегическим оружием для тех, кто переживает, немного эмоционального манипулирования. Можно поставить в вину и несколько излишний перекос в милитаризм, и некоторое жонглирование фактами без напрашивавшихся доказательств, и ожидаемую однополярность подхода — но необходимо помнить, что плюрализм мнений и беспристрастный взгляд вовсе не являлись целью, и относиться соответственно. Да будет позволено кощунственное сравнение, на ум приходят кинокомиксы: капитан, представляющий «заокеанских партнеров» (кстати, слово партнеры еще никогда не звучало настолько ругательно), не мучился моральными дилеммами: фашисты — бей, и все тут. Тяжело вычленять вымысел, когда и сам себе не веришь? Фильм однозначно утверждает: Сомали и убийства — плохо, раздавать шоколадки — хорошо. Отсутствие крови важнее наличия юридических соответствий, война хуже политических трудностей. Лозунги и мнения — мишура, страх и смерть — настоящие, и нет ничего хуже. Бытует мнение, что только Пожиратели Смерти зовут президента Путина Владимиром Владимировичем — ну и пусть, зато он как заправский турук-макто говорит о том, что «Это наша земля», и небесным людям там не место.