Мамочка (Mommy), 2014, Ксавье Долан, рецензия

Антон Фомочкин видит в «Мамочке» кино о невозможности любви

От оглушительного этот выстрел отделяет разве что продолжительный бэкграунд из четырех лент, каждая из которых была работой над ошибками и поиском своего стиля. Серия композиций, из которых Долан выдергивает полюбившиеся мелочи — наиболее выразительные придумки; блестки, рапид, перспектива. С чрезмерной опорой на цитаты из классики, кажется, наконец, покончено (на постере можно, чего уж там). Приобретенное с годами формирует визуальное воплощение, огранку. Драматургически никаких открытий здесь нет, все больше необязательная болтовня, обыденная, экспрессивная и забавная; действительно важны для раскрытия характера взгляды, жесты и действия. Есть тут и смена полюсов, в дебюте – повествование от лица отпрыска, затем – от лица матери. Закольцованный первый этап, следующий шаг – исключительно радикальная смена жанра.

Трюффо оставлял персонажей в состоянии растерянности. Долан верен себе, его истории – всегда небольшой, но значимый отрезок жизни, и герои после того или иного спада застывают на пленке в ожидании очередного опасного поворота судьбы. Ничего не закончено, впереди – все те же американские горки в тумане неопределенности, несколько обманных финалов и рвущее ритм желание собрать в одну конструкцию все и сразу. И если в целом действие периодически замыкается, то по отдельности многие эпизоды чудо как хороши.

«Мамочка» — кино о невозможности любви

«Мамочка» — кино о невозможности любви. О том чувстве, в котором так нуждается подросток с дефицитом внимания, в котором он хочет захлебнуться. Пусть он любит так сильно, что готов убить. Все равно это — единственное лекарство и спасение. Эдипов комплекс даст о себе знать лишь на минуту, все остальное время Долан не злоупотребляет психоанализом. Он искренен; спонтанные истерики, вспышки агрессии, танцы – абсолютно органичны. В этой композиции, появляется третья героиня, кроткая заикающаяся учительница, которая служит заземлением двух оголенных проводов.  Внутреннее пространство герметично — тесный дом, пустая улица. Эта камерность идет на пользу актерам, которых Долан безумно любит; Дорвал здесь поразительно иная по сравнению с «Я убил свою маму», Пиньон, как минимум, интересный характерный артист.

Альбом радостных и печальных мгновений в профиле инстаграма. Фоном играют Oasis и Селин Дион. Преимущественно крупные планы, полные надежд и разочарований лица. Взрослая жизнь, университет, свадьба — все проносится в глазах главной героини стремительно и ярко, а затем тухнет, и кажется, что это навсегда, что усиливающийся дождь затопил все это. И одно единственное решение избавляет от нарастающей тревоги. Из темного, залитого водой коридора, в белый, где комнаты с мягкими стенами. Беги на свет. Рожденный гореть. Рожденный умереть.