Машина войны (War Machine), 2017, Дэвид Мишо

Стас Селицкий рецензирует новый фильм Дэвида Мишо.

Рубеж первой декады нулевых, Афганистан. Долговязый генерал Глен МакМэхон (Брэд Питт) назначен на пост командующего войсками США. У него есть: пресс-атташе, профессиональный маркетолог, айтишник, стюард, генерал-бычара для отвода глаз с подпевалой. Но МакМэхон ведет дела по-старинке, когда именно ценности и убеждения могут свернуть неподатливые афганские горы. Ну, еще, конечно же, ресурсы.

«Машина войны», рецензия

«Машина войны» − одно из прозвищ протагониста на сленге устами коллег − это замечательный кинопамфлет. Целый сатирический поджанр, который все успели подзабыть. Дело не том «что», а в том «как». Пустой взгляд, вылетевшее словечко, неловкая пауза. Детали, по отдельности не столь значимые, вместе рисуют характерную картину и аккордом завершают каждую сцену. Персонажи одноклеточны в мотивации, что, пожалуй, самый хороший комплимент для старомодно построенной и во многом умной комедии, к тому же с двумя повзрослевшими актерами Джона Хьюза. На МакМахэна попытались нагнать малость слабоумия, и для начала, во избежание неурядиц, изменили имя и фамилию реального прототипа (из знакомых всем политических фигур в кадре только отретушированный Обама) и сделали из него типичный шарж на американца в большом мире. Тому лишь способствует переигрывание Питта, который вставляет ужимки не к месту и не по делу, но зависает с изрядным постоянством, чистым сердцем неся послание истинно верного образа жизни. Но если учесть, что любой военный человек, отбитый нравом на службе, далек от повседневного мира, и вспомнить выпуски новостей, то все чины власти немного слабоумны. Груз ответственности, страх лишиться полномочий и привилегий отражены на лицах лучше любого грима, из которого у Питта седые волосы и гомерически смешные шорты для утренних пробежек.

«Машина войны» напоминает о классическом военном абсурде, но и цинизма ей не занимать, − не так ли рассказываются дружеские истории?

Позицию авторов критикуют из-за неоднозначности − не совсем понятно, герой ли генерал и жертва политического закулисья, либо одиозная фигура вовсе, виновная не только в собственной недальновидности, но во всем, что она представляет. Но вряд ли создателей можно упрекнуть в нечестности. По энигматической причине трактовка образа человека пугающе реалистична. Особенно, когда по законам драматургии его подводит то, во что он верил больше всего, хотя сам не до конца это осознает. «Машина войны» напоминает о классическом военном абсурде, но и цинизма ей не занимать, − не так ли рассказываются дружеские истории?