Параноидальное американское кино

Номер 44 (Child 44), 2014, Даниэль Эспиноса

Дмитрий Котов рецензирует «Номер 44».

Честно сказать, кино захотелось выключить уже на вступительных титрах, после скорректированной при дубляже, но отлично читаемой в оригинале фразочки о «недальновидной политике Сталина против украинского народа», единственного, который, оказывается, и голодал в 30-е годы. Под канонаду исторического невежества и политической ангажированности, бьющих в лоб с первых же секунд, слышим ожидаемо «клюквенные» окрики бойцов Красной Армии, взывающие к Василию и Алексею вместо Васьки и Лёхи. Кстати, вымышленный Алексей Андреев, якобы водружавший Знамя Победы над Рейхстагом, больше похож на бородатого моджахеда, нежели на русского солдата, впрочем, исполнители главных ролей в неумело сляпанном «совковом» антураже смотрятся не менее чужеродно – и губастая английская физиономия Тома Харди, и испано-скандинавские черты лица его экранной жены Нуми Рапас, выкрашенной в блондинку.

Номер 44

«Номер 44», рецензия

Офицер МГБ Лев Демидов (на самом деле Лео, – на Западе до сих пор думают, что по-русски это имя пишется именно так) расследует серию жестоких детских убийств, стараясь избежать давления «параноидального советского правительства», которое само по себе уже успело обрести статус мема прежде, чем модераторы КиноПоиска изменили синопсис на страничке фильма. Суровый 1953-й, Сталин уже несколько месяцев как преставился, на дворе лето, а правительство по-прежнему параноит. Спецслужбы закручивают гайки похлеще, чем в 37-м. Доносы, пытки, слежки, репрессии и расстрелы льются с экрана, как из рога изобилия, вместе со всей прочей стереотипной пургой про KGB and GULAG. «Убийство – капиталистическая зараза!»; «В Советском Союзе убийства быть не может!», – декларируют идейные персонажи, уровнем антиутопического идиотизма заставляя ворочаться в гробу самого Оруэлла. Шестеренки «кровавой гэбни» крутятся в механизмах грозной тоталитарной машины на фоне восточноевропейских городов, лишь отдаленно ассоциирующихся с советской действительностью. По загримированным улицам Праги и Остравы снуют автомобили стран соцлагеря, которых в Москве, а тем более в российской глуши, в 50-х увидеть было практически невозможно, потому горе-реквизиторам повезло, что хотя бы польская «Варшава» внешне ничем не отличается от «Победы».

Этот грубо слепленный, косячный, совершенно провальный с жанровой точки зрения, пустой антисоветский фильм понравится разве что самым отмороженным русофобам, притом страдающим атрофией чувства кинематографического вкуса в терминальной стадии. А значит, пришло время снаряжать боевых медведей, накачивать себя водкой и, натянув поглубже ушанку, маршировать в сторону Вашингтона, распевая «Калинку-малинку».

С топонимикой дела обстоят не менее плачевно. Река Тобол течет в Саратовской области, завод ГАЗ расположен в Вольске, а в Москве образовался «Центральный Вокзал» (как бы один, главный, а ведь уже в начале XX века их было девять, ДЕВЯТЬ, КАРЛ!). Впрочем, если протагониста не зовут Ащьф Лштшфум, то это уже в некотором роде успех, тем более что русскоязычные надписи, вывески и таблички, мелькающие в кадре, сделаны на удивление грамотно. А вот как триллер и как детектив «Номер 44» отвратительно слаб. По трущобам невнятных и несуразных «мордорских» локаций с грехом пополам перетекает какая-то сюжетная линия, которую автор романа (да, это еще и экранизация) частично скоммуниздил из следствия по делу Андрея Чикатило. Кстати, если взглянуть на «Гражданина Икс», снятого об одиозном маньяке-очкарике еще в мохнатом 1995 году, увидим практически то же самое, но без явных ляпов, политической ереси и развесистой клюквы, зато с качественной режиссурой и классными актерскими работами Дональда Сазерленда и Джеффри ДеМанна.

Скандально известные бурления Минкульта, следствием которых стал запрет проката данной поделки на территории России и некоторых стран СНГ, в целом объяснимы. Плюс этого кардинального (хоть и немного параноидального) решения хотя бы в том, что широкие массы, включая гопоту, школьников, гламурных кис и просто исторически безграмотных граждан не забьют внутричерепной вакуум откровенно лажовой и недостоверной информацией об истории своей страны. Этот грубо слепленный, косячный, совершенно провальный с жанровой точки зрения, пустой антисоветский фильм понравится разве что самым отмороженным русофобам, притом страдающим атрофией чувства кинематографического вкуса в терминальной стадии. А значит, пришло время снаряжать боевых медведей, накачивать себя водкой и, натянув поглубже ушанку, маршировать в сторону Вашингтона, распевая «Калинку-малинку».