В недрах политики

Вторжение в США (Invasion U.S.A.), 1985, Джозеф Зито

Андрей Волков рассказывает о боевике с Чаком Норрисом

В 1980-е гг., когда холодная война между США и СССР получила новый, уже заключительный, виток, в Голливуде вышло несколько известных фильмов, затрагивающих эту тему. Речь не идёт, безусловно, о каком-то анализе. Скорее об эксплуатации темы политической напряжённости между двумя сверхдержавами. Для боевика русские стали удобной мишенью на роль злодеев, и если в случае с сиквелом «Рэмбо» это было хоть как-то оправданно (всё-таки СССР действительно помогал Вьетнаму в период войны), то такие фильмы, как «Вторжение в США» стоит рассматривать исключительно как сказку или комикс.

Чак Норрис, популярный герой боевика 1980-х гг., не мог соревноваться с Сильвестром Сталлоне по части приключений в джунглях. Его франшизу «Пропавшие без вести» неизменно будут сравнивать с «Рэмбо», и это сравнение более скромный (и явно снятый под влиянием) собрат не выдержит. А вот в городских условиях Чак Норрис был вполне хорош, пока его не потеснил на поприще уличных драк Стивен Сигал. Норрис, между тем, всё-таки успел принять участие как минимум в трёх фильмах, ставших классикой жанра (речь идёт о таких боевиках, как «Око за око», «Одинокий волк МакКуэйд» и «Кодекс молчания»).

Этим фильмам повезло, прежде всего, с режиссёрами, сумевшими захватывающе выстроить действие, попутно обыграв имидж Норриса как одинокого воина, своеобразного ковбоя наших дней. А Эндрю Дэвис, автор «Кодекса молчания», даже привнёс в сюжет полицейского боевика серьёзную подоплёку, как бы подбираясь к своему главному успеху в жанре — «Над законом».

Кадр из фильма «Вторжение в США»

Джозеф Зито, режиссёр «Вторжения в США», никогда не был супер-асом жанра. Он вообще начинал с триллеров и фильмов ужасов (особенно интересен его слэшер «Незнакомец»), а затем круто поменял жанр, переместившись в экшен. Именно он дал старт «Пропавшим без вести». Очевидно, сотрудничество с Чаком Норрисом оказалось приятным для обоих, поскольку следом вышло «Вторжение в США». Тут уже без всякой связи с логикой повествуется о том, что отставные агенты КГБ проникают на территорию капиталистического рая, дабы совершать там теракты. До такого, пожалуй, и советский кинематограф сталинской поры не поднимался (или не опускался), хоть в то время тоже была развита шпиономания.

«Вторжение в США» — интересный феномен иррационального страха перед чуждой политической системой. Многим и правда казалось, что коммунизм развращает молодёжь и разрушает традиционные ценности. Интересно, что в СССР также смотрели и на проникновение американской культуры. Очевидно, и сейчас немного поменялось. Достаточно включить телевизор, где быковатые ведущие политических шоу вместе с проплаченными экспертами запросто нам расскажут очередную страшилку о влиянии на нас заокеанского брата. Главное – слава партии – она всегда на страже нашей безопасности.

С другой стороны, какая разница кто злодеи и откуда они. Современному зрителю, даже русскоязычному, дела нет до праведного гнева относительно запятнанного мундира нынешнего ФСБ. Ведь главное, чтобы боевик содержал то, что называется action, по возможности имел интересных персонажей и, желательно, юмор. Всё это в фильме Зито присутствует. Как и колоритный актёр с ярко выраженным отрицательным обаянием Ричард Линч в роли главы советских диверсантов, садиста со стальным взглядом. Особенно его образ контрастирует с почётным пенсионером из ЦРУ в исполнении Норриса, который живёт где-то в глуши, ловит крокодилов, и до поры знать не знает, какая угроза нависла над звёздно-полосатым флагом.

Сам сюжет – почти переложение на более реалистический манер комикса «Капитан Америка». Два героя олицетворяют противоборствующие политические системы. Оба противника хитры и упрямы. Михаил Ростов (может, назван в честь героя Толстого?) имеет поистине наполеоновские планы захватить всю страну, чтобы, возможно, развязать войну уже с СССР, где его горячее сердце и холодный ум не были оценены по достоинству. Так что Мэтт Хантер (герой Норриса) спасает не только США, но фактически весь мир от ядерной войны.

Это чистой воды фантазия, на которую не следует обижаться. После знаменательной встречи Рейгана и Горбачёва в Голливуде круто изменили приоритеты, и чуть позже вышла «Красная жара», где советский милиционер в исполнении Арнольда Шварценеггера приезжает в США, чтобы бороться с американской мафией

Как уже отмечалось, «Вторжение в США» чистой воды фантазия, на которую не следует обижаться. Тем более в Голливуде, после знаменательной встречи Рейгана и Горбачёва в Рейкьявике круто изменили приоритеты, и вот уже чуть позже вышла «Красная жара», где советский милиционер в исполнении Арнольда Шварценеггера, приезжает в США, чтобы бороться с американской мафией (и с беглой грузинской).

Джозеф Зито, правда, уже в новых политических реалиях решил повторить коммерческий успех «Вторжения в США», и выпустил в 1988 году «Красного скорпиона». Но этот боевик уже никого не заинтересовал и серьёзно пострадал в американском прокате (забавно, что его конкурентом как раз была «Красная жара»). Очевидно, приключения хорошего советского агента где-то в сердце Африки показались американским зрителям явно надуманными. А вот «Вторжение в США», где действие происходит здесь и сейчас, могло кого-то реально напугать, так что достопочтенные американцы даже выглядывали из-за зашторенных окон – не идут ли русские. А то медведь косолапый – если проснётся, так и будет шататься до весны.