Шапито-шоу

Орлеан, 2015, Андрей Прошкин

Денис Виленкин рецензирует новый фильм Андрея Прошкина.

«Орлеан» в масштабах нашей индустрии примечателен работой с редкой материей абсурдистики, пусть и наполненной библейскими аллюзиями, культурологическими цитатами, но с явной целью какое-то время зрителя смешить. То сюрреалистические, то чернушные вставки, построенные на несоответствии времени и действию вполне уместно смотрятся в декорациях среднестатистического провинциального «Орлеана», с типично потрескавшимися, измазанными изумрудной краской стенами в больнице, раздолбанными пятиэтажками и безвкусно обставленными парикмахерскими. Характеры и порочность действующих лиц прочерчиваются в пятиминутном прологе, тем, кому времени не хватило, дают говорящие фамилии. Блаженный на этом фоне экзекутор изводит давлением на совесть, в общем первоочередным человеческим, которое как инородное тело пытается извергнуть единый, слаженный организм города.

«Орлеан» производит впечатление интересной и нестандартной, но все же несбалансированной притчи.

Естественно, нарратив ближе к третьему акту приведет к затяжной меланхолии, распространившейся на всех обитателей внутрифильмового пространства, в связи с осознанием неспособности увернуться от своих грехов безнаказанно. Моралистическая подоплека, вкупе с нарочито масштабным кульминационным зачатием, разорвет жанр, возведя происходящее в иную категорию. Резкое падение происходит в тот момент, когда происходящее, выполняемое по Бахтинской эстетике карнавального смеха, переместится в цирк, где вопреки ожиданиям произойдет не фарс, а пестрая мистерия с излишествами и чуть ли не Раскольниковским монологом. Явная проблема здесь в режиссерском восприятии текста, который, несмотря на излишнюю тяжеловесность вполне кинематографичен и восприимчив к переносу на большой экран.

0-9
«Люди Икс: Апокалипсис»», рецензия

Диссонанс не в непонимании постановщиком основных моралистических тезисов или жанровой специфики, а в ретрансляции собственного понимания гротеска. Окружающая пятерку основных персонажей массовка типажно не отличается от наполняющей среднестатистическую легкую комедию массы, потому заметно контрастирует. Камера, шатаясь из стороны в сторону, теряет фактуру, которую обретает лишь в момент развязочного самобичевания, обращаясь в статику. И в такие промежутки замечаешь картонные декорации и всю не выдержанность фильма, в общем. Долгое время его воспринимаешь как бенефис замечательных артистов, пусть и сладостно переигрывающих в случае Сухорукова. Очевидно, что перфоманс Лядовой знаменателен, не даром на фестивале ее наградили премией за лучшую женскую роль. Но в целом «Орлеан» производит впечатление интересной и нестандартной, но все же несбалансированной притчи. Ясно, что хотели сказать, но те художественные средства, которыми пытались – не сработали на полную мощность. Саундтрек к ленте записала группа The Tiger Lilies, интересно вписавшаяся в местный колорит, но избыточной по частоте использования, единственная написанная для ленты композиция Алексея Айги легла куда гармоничнее. В остальном – макабр, фарс, компьютерный кот Ганеш, бессмертный Сухоруков, грехи наши земные, искупление, торжественное распиливание человека, фарс, одним словом.