Spirited O’way

Песнь моря (Song of the Sea), Томм Мур, 2014

Глеб Тимофеев не поддается очарованию ирландского мультипликатора

Народ, или когда мы были тюленями

Счастливая семья живет на маяке и ожидает прибавления: мальчишка грезит о статусе старшего брата, мама рассказывает фольклорные сказки и поет фольклорные песни, добродушный гигант-папа любит всех своим огромным сердцем, лохматый щенок радостно скачет по жилплощади. Однако в ключевой момент будущая родительница по мистическим, до поры до времени, причинам исчезает в морских пучинах, оставив родным премилую девочку, разбитые сердца и сомнительное наследство в виде раковины – если как следует прислушаться, в ней можно услышать песню моря. Шесть лет спустя отец все так же бьется головой о воображаемую стену, старший брат Бен свинячит и ревнует к малышке, а сама крошка Сирша пока не разговаривает, но любит бродить по ночам и откликаться сердцем на любой намек окружающего мира на волшебство.

Песнь моря, рецензия (2)

«Песнь моря», рецензия

Обмануться очарованием Song of the Sea – элементарно. Популярная и обласканная критиками манера рисовки – «душевный примитивизм», без дураков крутая музыка, ощущение сказки и приобщения к чужой культуре, претензия на обилие смыслов. Полно прекрасных визуальных решений: медитативные овцы, меланхоличная корова, совершенно бомбические тюлени, залихватские этнические закорючки, портретик Иисуса у бабушки – всего и не упомнить, и даже заметить не получится. Совы – как обычно, не то, чем кажутся, а мистические события синхронизированы с событиями реального мира – достаточно тонко, чтобы зрители почувствовали себя умнее, чем всегда, но недостаточно, чтобы заскучали и почувствовали себя идиотами. Милая, расчитанная скорее на детей схематичность обаятельна и точна в прямолинейности и точечности воздействия. Преемственность, семейные ценности, вера в волшебство, надежда, обновление и возрождение – симпатичная мешанина тем и смыслов, выливающаяся в единый примирительный экстаз, трогательное родственное единение. Но сказочный механизм оказывается весьма и весьма хрупким, как современная вера в чудо.

В оригинальных, штучных продуктах совершенно не нужна соплевыжимательная банальщина, и в этом основная беда Мура – нельзя на полную катушку использовать восточные схемы построения сюжета с традиционными западными выводами.

Выбранная в качестве центрального противника философия «Если у вас нету тети, то вам ее не потерять», которую исповедует инфернальная бабуля (она же – ведьма-сова, она же Юбаба, она же Валентина Понеяд), выглядит блекло и не получает должного раскрытия, Томм Мур ограничивается простым «так проще, но так жить не стоит». Целительный вывод а-ля «надо жить дальше» — хорош для духоподъемного кино про раковых больных, но недостаточно универсален и банально недостаточно интересен для амбициозной анимации. Если хочется эмоциональных перегибов, с Драматическими Встречами, детскими слезами и нелепыми второстепенными флаундерами и подсвечниками – для всего этого есть Дисней, и в этом они лучше. В оригинальных, штучных продуктах совершенно не нужна соплевыжимательная банальщина, и в этом основная беда Мура – нельзя на полную катушку использовать восточные схемы построения сюжета с традиционными западными выводами. Чертовски надоела культура воспитания через стыд и вину – Тихиро и ее соотечественницы, по крайней мере, обычно умнели через труд и самоотречение. Ожидаемый, интересный фольклор почти целиком остается за кадром, в рюшечках и антураже, в именах и декорациях, все остальное – гугл-перевод Миядзаки и Disney в методах. Питерпэнские мотивы, намеки на Пулмановскую прозу, местные легенды – все это лишь обозначено, а не развито, сваливается в кучу и в итоге получается просто пособие для детей по символизму. «Песнь Моря» — мультфильм из разряда «Маршак переводит Стивенсона», только в отношении вышеупомянутого Хаяо. Мультипликация не требует перевода, основная прелесть и магия таких проектов – в их экзотичности, и хитрый японец всегда это прекрасно понимал, в отличие от простодушного ирландца. А вот стричь купоны чужим творческим методом – уже нехорошо. Два туза сыграны в пустоту, все спасовали пре-флоп.