Сплит (Split), 2016, М. Найт Шьямалан

Стас Селицкий — о новом фильме М. Найта Шьямалана

Бритый молодой человек средь бела дня похищает трех старшеклассниц и запирает их в просторном подвале с трубами. При каждом его появлении девочки в ужасе замечают, что с киднеппером явно что-то не так: он упоминает о себе во множественном лице, разговаривает сам с собой и постоянно меняет одежду и обувь, в том числе на юбку с каблуками. Среди основных театральных образов – учтивый брюзга и извращенец, окрыленная перфекционистка, девятилетний мальчик. Менее значимые личины – талантливый модельер и подозрительный конспиролог. Но все они пророчат наступление самого опасного из них – зверя.

«Сплит», рецензия

Самое интересное в «Сплите» – это даже не артистический подвиг актера МакЭвоя, который хорош, но не так чтобы очень, а сюжетное взаимодействие его персонажей, которые сошлись в одном физическом теле. Кто-то из них организатор, кто-то ответственный исполнитель или помощник, а кто-то забитая в подсознании жертва. Притом каждый по-своему талантлив и каждый с заскоком. На уровне контекста подразумевается, что распределение ипостасей меняется довольно часто, и это идеальная почва для сериала, который, как оказывается, тоже вышел недавно («Легион»). Режиссер Шьямалан, как единоличный автор сюжета, явно вдохновлялся биографической историей о Билле Миллигане примерно в той же мере, что Дэниел Киз, создатель художественного романа по мотивам, интересовался прикладной психологией. То есть в целом в «Сплите» нашла отражение общая трактовка диссоциативного расстройства личности, где-то из научных легенд, где-то из комиксов, а где-то из собственного воображения. Впрочем, добавляет зловещего ореола не то, как личности описывают абстрактное зло, а сам факт его вероятного существования и то, кто может захватить управление нами извне. Фундаментальный страх, который возник, когда человек, по его мнению, научился отличать хорошее от плохого, и укоренился в христианской религии. Основная тема у режиссера, так или иначе, нашедшая интерпретацию в основных его фильмах и ярко проявившаяся с пришествием на территорию малобюджетного, оригинального кино.

Самое интересное в «Сплите» – это даже не артистический подвиг актера МакЭвоя, который хорош, но не так чтобы очень, а сюжетное взаимодействие его персонажей, которые сошлись в одном физическом теле. Кто-то из них организатор, кто-то ответственный исполнитель или помощник, а кто-то забитая в подсознании жертва. Притом каждый по-своему талантлив и каждый с заскоком

Несмотря на лаконичную завязку и быструю идентификацию ролей, «Сплит» – очень томительное кино как раз за счет своей образной неопределенности и долгих, напускных планов, рушащих весь зрительский нерв и саспенс. Никто бы не повел бровью, если жертв похищения было меньше раза в два, а юные дарования, к сожалению, не королевы крика по фактуре и уж тем более не стенические героини хоррора. Бенефис МакЭвоя иногда перебивается комичными нотками, но эти элементы никак не влияют на общую картину повествования, а для фильма ужасов здесь попросту нет достаточной атмосферы обреченности и психопатии. Режиссер очень занятно работает на почве детективной составляющей и оставляет вызов для определения стыка реального и мистического, но второе, как правило, оказывается довеском к истинному замыслу фильма в конце. Однако, не удивимся, если тираж книги «Таинственная история Билли Миллигана» повторят в удвоенном размере на общей волне интереса к описываемому феномену. Только вряд ли Шьямалану от этого что-то перепадет.