Мыльный рок

Пылающая равнина (The Burning Plain), 2008, Гильермо Арриага

Армен Абрамян о фильме Гильермо Арриага

Единственный, на сегодняшний день, опыт Гильермо Арриаги в качестве режиссёра полнометражного фильма. Несмотря на тёплый приём на Венецианском фестивале, в прокате фильм провалился. Как и снятые незадолго «Три могилы» Томми Ли Джонса, хотя также имевшие фестивальный успех (Арриага даже получил приз в Каннах за сценарий). Не желает широкая публика разбираться в хитроумных изобретательных скриптах маститого мексиканского писателя, если за их реализацию не отвечает Алехандро Гонсалес Иньяриту. И очень зря. На примере «Равнины» легко обнаруживается, что всё лучшее в знаковых работах некогда дружного тандема, именно от сценариста, а не режиссёра.

"Пылающая равнина", рецензия

«Пылающая равнина», рецензия

Для собственного дебюта Арриага выбрал историю в разы скромнее того, что было снято другими его соавторами. Никаких замахов на философские поиски души, никаких высказываний о терпимости в глобализированном мире, никакого натуралистического эпатажа и этических перевёртышей. Частная история, замешанная на семейных взаимоотношениях, изменах, страшном злодеянии и разрушительном чувстве вины за содеянное.

Используя невероятные по своей абсурдности и сентиментальности паттерны мыльных опер, Арриага (вслед за Педро Альмадоваром) подчиняет их идее о судьбе в понимании древнегреческих трагиков. Неумолимый рок преследует две полные и счастливые семьи, беспощадно карая влюблённых за предательство и ложь. А потом тот же фатум заставляет расплачиваться за любовь родителей их детей, и всё идёт к тому, что и третьему поколению придётся нести незримое бремя когда-то воспылавшей страсти посреди вспыхнувшей пустынной равнины. Как и в других сценариях автора, несмотря на драматичность исходных событий, героям будет дарована надежда, а зрителю успокоение. Спасительный катарсис переживут все: от взорванных во время полового акта любовников до 12-летней девочки, на которую в один миг обрушилось совсем недетское право выбора, право на прощение.

Арриага эффектно пускает пыль в глаза различными гендерными манками, спутывая межполовые катаклизмы и отвлекая дилеммами о семейном долге и личном счастье

Ким Бейсингер, Шарлиз Терон, Дженифер Лоуренс — три ослепительные светловолосые красавицы, вопреки внешнему индикатору, великолепно изображают три различные ипостаси несчастья и обречённости. Но неправильно было бы называть «Равнину» женским фильмом. Арриага эффектно пускает пыль в глаза различными гендерными манками, спутывая межполовые катаклизмы и отвлекая дилеммами о семейном долге и личном счастье. Эта история ничего бы не потеряла, если бы женские персонажи поменялись местами с мужскими. Следуя канону позднеантичного театра, режиссер раскрывает проявления человеческой природы через взаимодействие с высшими непознаваемыми силами, но он не позволяет вездесущим божествам принимать ключевые решение за представителей рода человеческого. А перед волей богов все равны – и женщины, и мужчины.