Пятая власть (The Fifth Estate), 2013, Билл Кондон, рецензия

Добрыня Никитич рассуждает о неоднозначной фигуре австралийского Че Гевары

Скорее всего, однажды в США просто не смогут больше снимать ленты на общественно-политические темы, так или иначе затрагивающие их самих (а это, по логике самих штатских граждан, любая общественно-политическая тема), без стопроцентной вероятности нарваться на подозрение в априорной предвзятости. Американцы о WikiLeaks? Обдурят и оболгут, как пить дать. Ирония судьбы заключается в том, что основная беда проекта затаилась в явном несоответствии заголовка содержимому: это не фильм о скандальном сайте, не картина об уникальной возможности низов управлять верхами, в конце концов, это даже не лента о смелой нахальности одного австралийца – это очередное кино о том, как служили два товарища и дослужились до обиженных автобиографий. Детище Кондона есть хуже написанная и срежессированная «Социальная сеть» с лобовыми метафорами и болтающейся на белых нитках любовной линией. «Пятая власть» напоминает скорее дипломный проект, с ненадуманной актуальностью и четким делением на главы «до» и «после» – научный руководитель одобрит. Другой вопрос, что ответа на вопрос о новизне и принципиальной значимости исследований работа не дает, ибо ничего этого в фильме нет – это автореферат с парой измененных деталей. Не будь хита Финчера, «Пятая власть» смотрелась бы чуть выигрышней, но факт остается фактом: порой лучше никогда, чем слишком поздно.

Эдакий пересказ нашумевшего дела для новостных чайников максимально доступным языком, без вникания в детали и нюансы

При этом ошибочно полагать, что «Пятая власть» напрочь лишена достоинств. Отнюдь, и даже более того, в определенной степени Кондон сумел обернуть недостатки картины ей на пользу. В первую очередь, речь идет о непритязательной манере повествования – эдакий пересказ нашумевшего дела для новостных чайников максимально доступным языком, без вникания в детали и нюансы. И даже такой формальный длягалочный рассказ сосредоточен не на фактологическом, а на личностном аспекте:  создатели ленты не поднимают вопрос о правоте хакеров, выставлявших политические секреты на всеобщее обозрение – они оспаривают возможность отдельно взятого индивида самореализовываться ценой безопасности других. Вопреки довольно истеричной реакции Ассанжа на свой кинопортрет, в паре Камбербетч–Брюль почетная роль протагониста ходит по рукам туда-сюда, что вполне отражает неоднозначность фигуры австралийца, его действий и их подоплеки. Есть подозрение, что подобный эффект отстраненной непредвзятости возник не благодаря стремлению сгладить нападки Домштайт-Берга, умудрившегося в список грехов Ассанжа добавить жестокое обращение с котом, а вследствие неспособности Кондона четко высказаться по поводу. Парадокс сценарной беспомощности, обернувшийся неожиданно благоприятным углом обзора, удача в лице главенствующего актерского дуэта – «Пятая власть» не заслужила подобных поблажек, как не заслужила она и огульной критики. Ну вот такая она – серединчатая.