С роком по жизни

Рики и Флэш (Ricki and the Flash), 2015, Джонатан Демме

Анна Дедова о новом фильме Джонатана Демме

Уже изрядно постаревшая седовласая дама, гремя хипповскими побрякушками, наяривает семиструнную на сцене захолустного бара, разогревает толпу из двух человек шуточными любовными перебранками с гитаристом и тщетно пытается завоевать новых слушателей каверами на Леди Гагу. Ее зовут Рики, в далекие 80-е она бросила семью, чтобы создать собственную группу «Флэш», с легкой совестью пропустила взросление детей, но именно сейчас почему-то жизненно необходима дочери, находящейся на грани клинической депрессии из-за развода с мужем-прохиндеем. Отправляясь в краткосрочную поездку по местам былой семейной славы, Рики и не предполагает, как изменится ее жизнь благодаря умению прощать и впускать в себя дзен не только под воздействием лечебной марихуаны, но и задушевных разговоров с близкими. Дьябло Коуди вновь размышляет на излюбленную тему так и не повзрослевших неудачниц, заполучив для переноса на экран очередного сценария саму Мэрил Стрип.

«Рики и Флэш», рецензия

Общеизвестно, что каждый следующий наградной сезон просто-напросто невозможно представить без имени Железной леди Голливуда в письмах счастья Киноакадемии. Казалось, что доставшаяся ей в этом году роль потерявшейся в возрасте и реальности мечтательницы только подтвердит реноме актрисы многозначных амплуа, храбро взирающей на возраст в водительском удостоверении. Но при выборе очередного образа Стрип, видимо, не учла, как всем уже надоела Дьябло своими терзаниями по горькой судьбинушке инфантилов, а уровень Джонатана Демме остался далеко в Маньчжурии. Картина не выстреливает с самого начала – это уже не модная пару лет назад хипстерская ниочемная драмеди, атмосферу которой режиссер успешно создавал в эпизодах «Просветленной». «Рики и Флэш» не смотрится ни как вызывающая хотя бы смех сквозь слезы комедия, ни как вынуждающая поразмыслить о собственном никчемном будущем драма. Курьезность ситуации «мамаша из народа прибывает в семейство с лейблом» обыгрывается очень слабо, а потенциальная рефлексия героини по тому, сделала ли она когда-то верный шаг, обозначается лишь мельком, с примесью неловкого геронтофильного эротизма. Пожалуй, только Мэми Гаммер не ударяет в грязь лицом собственной матери, скрашивая удручающую неуместность тут Клайна, словно решившего, что ему досталась роль в какой-нибудь «Ребекке. 40 лет спустя».

В какой-то момент кажется, что сценаристка вновь ведет зрителя вместе с персонажами к уже знакомому финалу, хотя хронометража остается еще на добрую половину поисков себя в себе. Однако оказывается, что Коуди в этом фильме решила позволить себе в лице Рики наконец-то пройти до конца путь, уготованный стареющей от фильма к фильму условной Джуно

В какой-то момент кажется, что сценаристка вновь ведет зрителя вместе с персонажами к уже знакомому финалу, хотя хронометража остается еще на добрую половину поисков себя в себе. Однако оказывается, что Коуди в этом фильме решила позволить себе в лице Рики наконец-то пройти до конца путь, уготованный стареющей от фильма к фильму условной Джуно. Показательно, что картина совсем не посвящена тому, как трудно сходить с Аллеи славы до придорожных пабов настоящим рок-звездам. Группа Рики никогда и не обладала вышибающими дверь с петель на запуске поклонниками, сама же солистка не была увешана мужчинами, а отбивалась все это время от простой, как грабля, любви коллеги. Рики для принятия ее окружающими необходимо было просто полюбить себя такой, какая она есть – с жизнью в недорогой квартире и подработкой за кассой супермаркета, где покупатель за раз оставляет ее недельную зарплату и, главное, со страстью к музыке. Именно эта страсть, а не, как могло изначально показаться, желание безрассудно гулеванить до скончания века, и увела ее из семьи. Только передав это понимание покинутым когда-то близким, героиня смогла найти с ними желанные точки контакта. При этом она исполнила свою главную миссию: подарила нуждающейся в нем дочери пример, как надо излечивать душевные раны – уважать в себе человека, а не винить за несостоятельность в качестве супруги. Остается только надеяться, что и Дьябло Коуди теперь достигнет подобной гармонии и перестанет наконец изводить бумагу непрерывной рефлексией.