Городской броманс

Славные парни (The Nice Guys), Шейн Блэк, 2016

Сергей Феофанов рецензирует новый фильм Шейна Блэка.

Семидесятые, Лос-Анджелес. Просыхающий только по большим праздникам частный детектив Холланд Марч (Райан Гослинг) работает на старушек в маразме, тоскует по погибшей супруге и пытается воспитывать 13-летнюю дочь. Костолом Джексон Хили (Расселл Кроу) в духе Дэдпула (до того, как он стал Дэдпулом) избивает людей за скромное вознаграждение. В один прекрасный день их пути пересекаются — Хили ломает Марчу руку по наводке девушки Эмилии, которую Марча попросила найти престарелая родственница погибшей в автомобильной аварии порнозвезды.
Гослинг допрашивает русалок и шутит про Гитлера, капитализм в лице детройтского автопрома показывает свой зловещий оскал, леваки устраивают идиотские акции протеста, а обнаженная порнозвезда умирает на глазах у подростка, который только что листал журнал с ее фотографиями. Новый фильм режиссера «Kiss Kiss Bang Bang» и третьего «Железного человека» Шейна Блэка под завязку напичкан гавайскими , глупейшими усами, композиями Earth Wind & Fire и прочим семидесятническим колоритом. Вместе с тем, не нужно ожидать от «Славных парней» нерукотворного памятника эпохе вроде недавнего «Врожденного порока» Пола Томаса Андерсона. «Парни» отсылают, скорее, к восьмидесятым и девяностым, это типичное бадди-муви, в котором прибаутки и крепкая мужская дружба играют куда более важную роль, чем легковесная и поверхностная стилизация под абсурдистский неонуар. Что и неудивительно, имея в виду биографию Блэка, сделавшего себе имя сценарием к «Смертельному оружию».

Славные парни, рецензия
«Славные парни», рецензия

Новый фильм режиссера «Kiss Kiss Bang Bang» и третьего «Железного человека» Шейна Блэка под завязку напичкан гавайскими , глупейшими усами, композиями Earth Wind & Fire и прочим семидесятническим колоритом.

Обильно цитируя самого себя и вообще все на свете, Блэк начиняет «Парней» горой гэгов в диапазоне от совершенно дурацких (вроде подростка, обещающего за двадцатку продемонстрировать свой пенис) до почти гениальных (вспомним хотя бы говорящую с Гослингом пчелу). При этом режиссера не сносит в пародию — он издевается над стереотипами и приметами жанра, но делает это как-то очень душевно и совсем не обидно. В результате получается чертовски лихое и неожиданно милое кино, вызывающее не только хохот, но и сентиментальную слезу по тем временам, когда все мы были чуточку моложе, а деревья вокруг — чуточку зеленее.