Париж: Город мёртвых (As Above, So Below), заметка

Антон Фомочкин про нераскрытую тему врат ада в «Париже. Городе мертвых».

Шестеро молодых и дерзких в парижских катакомбах. Где-то в глубине, который год пылится философский камень. По пути бабайки, группа измазанных краской поющих дев, труп, некто на стуле, руки, высунутые из кровавой жижи, загадки древних, ползанье по человеческим костям и другие прелести undead.

Словно в разгар съемок вспомнили, что деньги студия выделила на ужастик.

После «Карантина», братья Даудл не могут оставить замкнутые пространства в покое. Атмосфера, саспенс, набор неизменный, только локации меняй; дом в котором гуляет опасный вирус; лифт с дьяволом; катакомбы. Но метод себя изжил. Камера непрерывно трясется, темп набрать не удается, действие постоянно останавливается, то ради выкрика – «Мы все умрем», то лирического отступление о грехах прошлого. Прописать персонажей парой дежурных предложений дело гиблое, а городских легенд катастрофически мало. Начавшись как забористый приключенческий триллер, «Париж» сворачивает на дорожку идиотии, содомии и угара. Словно в разгар съемок вспомнили, что деньги студия выделила на ужастик. Потому поочередно за пятнадцать минут неумело сливается половина персонажей, из стен выпрыгивает плохо прорисованная нечисть, где-то за стеной надрывается телефон, каменные потолки валятся, а тема врат ада остается нераскрытой.

И правда, оставь надежду всяк сюда входящий. А лучше не входи.

Антон Фомочкин