Волки (Wolves), заметка

Екатерина Волкова о том, что не каждый треш предоставляет такой угар, какой есть в «Волках».

Золотой мальчик Кайден Ричардс вынужден оставить горячо любимый футбол, школу и прочие подростковые радости, вроде ненавязчивого секса, растерзанных предков и планов на будущее из-за страшного проклятия. Кайден – оборотень. Кайдена никто не кусал, он такой от рождения. Повезло же парню, обязан подумать каждый забитый подросток, ибо оборотень, как известно аналог свободного человека. Он пьет, рассекает на харлеях по хайвеям, трахает серьезных девах, затянутых в черное, материться и сплевывает сквозь щель в зубах. Такие мелочи, как необходимость питать человечиной зверя, что вырывается, когда тому заблагорассудится, не обращая внимания на фазы луны — малая цена за возможность, ковыряя в зубах после сытного обеда, сообщить всем и каждому, какой он крутой волчара. Чем больший ты магический ушлёпок, тем лучше, твердят все фильмы, снятые по книгам скучающих домохозяек. «Волки» стараются вписаться в дружную компанию мраморных Эдиков и свинообразных Джейков. Им это прекрасно удается.

С каждым кадром, скатываясь во все больший дебилизм, в конце «Волки» бьют наотмашь говорящими оборотнями.

Представляя собой нечто вроде фанфика по «Сумеркам» и «Кровь и шоколад», «Волки» позаимствовали розовые сопли у первого и сексуально озабоченного глав гада у второго. По традиции зверье, когда оно в образе, мило выглядит, урчит и просит ласки. Мифология забыта давно и прочно, фильм не стремится напугать, он, как и прочие подростковые ленты зациклен на лав стори. С каждым кадром, скатываясь во все больший дебилизм, в конце «Волки» бьют наотмашь говорящими оборотнями. Это хочется подчеркнуть и выделить – ГОВОРЯЩИМИ ОБОРОТНЯМИ. Помесь Чубакки с Эдди из «Воя» (ассоциацию с последним вызывает шерстяной грим, когда Данте и команда лепили волка из того, что было) пафосно излагает свои горести и обиды, клацая клыками и насупливая волосатую морду… только ради этого и стоит посмотреть ленту Хэйтера, ибо не всякий трэш предложит подобный угар.

Екатерина Волкова