Мир Юрского периода (Jurassic World), 2015, Колин Треворроу

Глеб Тимофеев ругает «Мир юрского периода»

N лет после первого «Парка Юрского периода», всех последующих не случилось. Теперь остров динозавров представляет собой зоопарк для семейного отдыха, а всем заправляют генетики и маркетологи. Последние требуют больше крови и зубов – дошколятам и родителям совершенно нет охоты смотреть на мирных длинношеих диплодоков, — а первые выводят бледную, но смертельно опасную динозавриху – она и хитрит, как индеец, и цвет меняет, и температурные датчики обманывает, и на людей посматривает довольно глумливо. И, разумеется, в нужный момент сбегает. Среди приехавших детей есть «главные герои» — они, разумеется, теряются, а спасать их от участи обеда будет родная тетя с харизмой арифмометра и ее бывший-будущий любовник, мачомэн, работающий вожаком велоцерапторов.

В принципе, здесь бесполезно искать смыслы, которые не поместятся в твит: новый «Мир Юрского периода» — исключительно семейное кино, бестолковое, но предельно расчетливое.

В принципе, здесь бесполезно искать смыслы, которые не поместятся в твит: новый «Мир Юрского периода» — исключительно семейное кино, бестолковое, но предельно расчетливое. Основной творческий метод – реализация самых стыдных киноштампов, не из учебника даже, а из короткой брошюры «блокбастер за 10 простых шагов»: тут вам и дурно пахнущий альфач с сексистскими шутками, и обязательные поцелуи посреди Охваченного Безумием Мира, и таинственные злые ученые (сюжетные функционеры почти без диалогов), и могучая фигура военной машины, стремящейся приспособить клыки и когти к борьбе за нефтяные месторождения. Фильм выглядит так, как будто его конструировали люди белых халатах в лабораторных условиях, оперирующие исключительно сухими цифрами: индекс удовлетворенности растет, сборы приемлемые, а что кино дурацкое – ну и ладно. Необходимо отдать должное: развлекать получается, два часа проходят быстро и местами даже нескучно, но это максимум, на который CGI-динозавры способны развлечь, все-таки уже не 1993 год. Иронично, что работавшая над «Миром» команда в точности повторяет квадратно-гнездовое мышление собственных героев: утопично думать, что «динозавр побольше» способен в одиночку вызвать интерес и поднять рейтинг. Да, травоядных жертв хищнического террора жалко, а на спекуляции жалостью студия «Дисней» построила миллиардный бизнес, но совершенно не жаль безликих детей, вооруженных автоматами статистов и прочую второплановую фауну, а это уже о чем-то говорит.

Единственное, пожалуй, любопытное – замечательная (кажущаяся?) сатира на современную тенденцию к узкой специализации, когда люди, ответственные за отдельный кусок работы, совершенно не представляют, что делают товарищи по команде. Динозавр имеет непробиваемую шкуру? Сюрприз! Меняет температуру? Сюрприз! Спросить генетиков никто не догадался, лишь бы результат поклыкастее, «а чо, возятся там себе, молодцы, индекс удовлетворенности посетителей растет, надо бы зарплату повысить». Фильм в итоге пал жертвой ровно такого же подхода: все занимались своим делом, а вышла открытка из фотошопа – профессионально, но безжизненно и мало кому нужно, не даром туристы везут кривые фотографии турецких пальм, а не качают из сети. Хайнлайн говорил: специализация – удел насекомых, и невозможно не согласиться.

Глеб Тимофеев