Олдбой (Oldboy), 2013, Спайк Ли, рецензия

Антон Фомочкин про белых ублюдков, исчезнувшего осьминога и опасность исходящую от девушек с желтыми зонтиками в фильме Спайка Ли.

Джо — рекламщик, свинья и просто нехороший человек. После неудачного ужина с клиентом, неестественно пьяный, он ломится в бар друга, но получает совет проспаться. Не успокоившись, пристает к девушке с зонтиком ядовито желтого цвета и испаряется. Все это время герой проведет в камере, декорированной под номер мотеля, единственным окном которой является вмонтированный в стену телевизор. Так проходят двадцать лет; китайский фаст-фуд, силовые тренировки, и кипа исписанных страниц.

 Остается лишь смеяться, всем вместе. Или плакать в одиночестве.

Визуально блеклый и слабо прописанный, «Олдбой» Спайка Ли оставляет удручающее впечатление даже в отрыве от корейского оригинала. В сценарии Протосевича убивает не время и осознание правды, а люди. Одинокие не видят муравьев, восточный символизм сменился американской прямолинейностью. Вместе с гипнозом исчезает недосказанность и мотивы двойственности личности. На первый план выходит айфон и реклама приложений. Карикатурные, гипертрофированные персонажи, движимые неадекватными мотивами, окончательно превращают и без того невыносимое действо в театр абсурда, где каждый актер считает должным корчить рожи. Но, кажется, происходящее предлагают расценивать всерьез.

Наверное, главной проблемой режиссера стоит считать как раз тотальное отсутствие чувства ритма и кадра. Не забывая про свои личные мотивы («Белые ублюдки»), Ли сооружает из грустной и красивой истории что-то монструозное, нескладное и бессмысленное. Побоище с молотком обрастает локациями, но теряет динамику и изобретательность. Папаша взялся за ружье, осьминог целехонький плавает в аквариуме, а сворованные визуальные приемы вызывают лишь раздражение. Подмигивание оригиналу стремительно превращается в нервный тик. Безвкусица. Остается лишь смеяться, всем вместе. Или плакать в одиночестве.