///Итоги-2020: Лучшие фильмы года по версии Артура Сумарокова

Итоги-2020: Лучшие фильмы года по версии Артура Сумарокова

Новый Лав Диас, режиссерский дебют украинской драматургини и хоррор-антология – в топе Артура Сумарокова

10. «Построить стену»

“Построить стену” Джо Сванберга – кино предельно сдержанное и снятое на полутонах от первого и до последнего кадра. Сванберг щепетилен в хронометраже своей ленты – всего каких-то 57 минут – и методах режиссуры, снимая аскетично и в то же самое время концентрированно. Простой сюжет о двух друзьях Кеве и Кенте и решении построить стену вырастает в мощную метафору (само)изоляции и самоотчуждения, и за обыденностью поступков начинает проступать бессмысленность жизни наобум. Построить стену – это ещё и разобраться с самим собой.

9. «Соль слез»

“Соль слез” Филиппа Гарреля – пожалуй, чересчур тонкая и слишком ложная в своей будничности мелодрама от режиссера, который снова и снова, с завидным упорством переносит на экран свой личный травматичный жизненный опыт. Гаррель, впрочем, на сей раз отходит от фиксации бытия бобо, которые, кажется, и не осознали до сих пор всей своей ущербности, сосредоточившись на любовном быте провинциалов. Работа Гарреля – кинематограф практически эфемерного свойства, сбивчивый и вполне аполитичный, на первый взгляд. Просто на смену политическим прокламациям пришла политика тела, которое снимается Гаррелем будто бы исподволь, но каждый раз – как новое рождение.

8. «Дни»

Медитативная драма Цая Минляна “Дни” довольно быстро встала в один ряд с лучшими образцами актуального квир-кино, даром что вся здешняя гомоэротическая чувственность рождена из пыли апатии и анемии, обуявших одновременно двух центральных героев фильма – Канга и Нона. Застрявший на стыке видеоарта и психологической драмы, фильм Цая Минляна всматривается в мужское одиночество и видит там…нет, не одни лишь травмы. Но видит бесконечную тоску и потерю всяких координат, и оттого один день иногда может принести больше чем вся жизнь до.

7. «Орфей»

Режиссерский дуэт филиппинского мультиинструменталиста Хавна де ла Круза и культового немецкого режиссера Александра Клюге снял “Орфея” – лапидарную по киноязыку осовремененную трактовку мифа об Орфее и Эвридике со сменой гендерных ролей. Впрочем, лишь этой сменой роли объекта желания фильм Хавна и Клюге, к счастью, не ограничивается: режиссёры оказываются на редкость последовательны в своей демифологизации, сооружая на основе устаревшего патриархального мифа новую утопию, тем очевидную, что абсолютно невозможную в своем воплощении целиком и полностью.

6. «Парижские калиграммы»

“Парижские калиграммы” Ульрике Оттингер – кинематограф высшей пробы, который обращается к механизму памяти. Для Ульрике Оттингер Париж не является открыточным городом, навязанным извне символом; знаменитая немецкая постановщица деконструирует в своей памяти этот затертый в сотнях киновоплощений город, выцеживая эссенцию его сути и своего мироощущения там.

5. «В чужой шкуре»

Второй фильм Брэндона Кроненберга, который, конечно, изящно паразитирует на наследии Дэвида Кроненберга, и в данном случае сын за отца вполне отвечает, объединяя в своем научно-фантастическом фильме ужасов темы “Экзистенции” и “Сканнеров”, но читает по-своему и не без наглости. “В чужой шкуре” – грамотный, брутальный и завораживающий фильм об утрате самости и, в конце концов, технофетишизме как оружии массового поражения. Кино постгендерного времени с бенефисами ведущих актеров: Кристофера Эбботта и Андреа Райзборо.

4. «Болезнь»

Хоррор-антология от современных представителей андеграундных ужасов, которая удачно зарифмовалась с коронавирусными ужасами по всему миру. Вместо внятного нарратива в большинстве случаев “Болезнь” демонстрирует остов жанра боди-хоррор: зашкаливающий натурализм, телесные ужасы и болезнь как фактор экзистенциальный и социальный. Хорошего вкуса в ленте нет принципиально, зато обезоруживающая жесть заставляет задуматься на каком этапе все ушло в унылый постхоррор с повесточкой.

3. «Из рода зверей»

Новый Лав Диас – это все тот же Диас, что и прежде, только более концентрированный и, честно говоря, понятный даже несведущим в генеалогии филиппинского кино. “Из рода зверей” со своим спартанским хронометражем в 2.5 часа и принадлежностью к жанру “роуд-муви” вместе с параноидальным триллером – погружает зрителя в атмосферу познания, которое граничит с безумием, даром что герои – шахтеры, идущие домой. Бонусом – очередные метаисторические комментарии Лав Диаса для тех кто знает назубок основные вехи его фильмографии.

2. «Плохие дороги»

Режиссерский дебют знаменитой современной украинской драматургини Натальи Ворожбит, не собравший кассу на родине, зато получивший респект на ряде фестивалей первого ряда. Основа сценария этой драмы – одноименная пьеса, повествующая о событиях военного конфликта на территории Донецкой области. Фундамент ленты – набор трагикомических и гиперреалистичных новелл, формирующий портрет страны в период войны, с надломом на грани фола. Лучшая новелла фильма – высокооктановый по количеству насилия “Подвал”, поднимающий вопросы субъектности (политической в том числе) на языке душевного пыточного порно. Тот факт что ленту Натальи Ворожбит регулярно внутри Украины называют антиукраинской, а сами “Плохие дороги” выдвинуты от Украины на премию “Оскар”, говорит лишь о безусловной удаче картины.

1. «ДАУ: Дегенерация»

2020 год стал не только годом мировой пандемии коронавируса, но и годом релиза 7 фильмов из условной вселенной ДАУ Ильи Хржановского. Безусловной вершиной из всего многочасового вала киноматериала на стыке постдока, “синема веритэ” и театра жестокости стала шестичасовая лента “ДАУ: Дегенерация”, вызвавшая приступы сильной боли ниже спины у активистов и критиков всех мастей и гендеров в Европе и на территории бывшего СССР, расчехление локальных либералов и зачехление аморальных консерваторов. Истина, как говорится, где-то посередине, а “ДАУ: Дегенерация” выглядит ныне настоящим трансгрессивным артефактом из эпохи когда жертва ради искусства была в общем-то делом обязательным.

Facebook
| |
Автор: |2021-11-08T20:15:47+03:0010 Ноябрь, 2021, 11:58|Рубрики: Итоги, Статьи|
Артур Сумароков
Гедонист, нигилист, энциклопедист. Укротитель синонимических рядов и затейливого синтаксиса. Персональный Колумб Посткритицизма, отправленный в плавание к новым кинематографическим землям. Не только знает, что такое «порношаншада», но и видел это собственными глазами. Человек-оркестр, киноманьяк, брат-близнец Ртути. Останавливает время, чтобы гонять на Темную сторону Силы и смотреть артхаус с рейтингом NC-17. Возвращается всегда с печеньками.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok