Мертвецы, Карл!

  • "Ходячие мертвецы", 6 сезон

6-15 эпизоды

Пам-парам, вернемся к ходячим мертвецам – кратенько о том, что было, если вы, как и я, посматривали зомби-франшизу лишь эпизодически. После фальшивой смерти Гленна (кстати, любители тыкать комиксом и этим оправдывать знание/догадки – при сохранении сюжетной линии персонажи легко могут меняться смертью, сексом и характером, прувд) какое-то время происходило не слишком много интересного: статистов снова сожрали, включая мать двоих детей, предпоследнюю любовь Рика, Карлу прострелили пустую голову (жизненно важные органы не повреждены), и теперь он носит на глазу пиратскую повязку, Кэрол печет печеньки и грустит, что приходится убивать, а она в этом чересчур хороша для бывшей домохозяйки, etc etc. Жители Александрии прошли боевое крещение – настал момент, когда все нашли в себе силы выбежать на улицу и рубить/колоть/кромсать недобитую мертвечину: кончился страх, прям даже умилительно вышло – как будто один сезон, гг, в главной партии. Второстепенные лесбиянки, Розиты и прочие Юджины начали усиленно доказывать самим себе, что метафорические яйца у них – кремень, и вот они уже готовы убивать и защищать, как готовы отразить любую атаку посетившие одно занятие по рукопашке или осилившие половину фильмографии Чака Норриса. Конец, понятно, предсказуем. Так как многое расходится с оригинальным комиксом, для увязывания персонажей в чужие сюжетные линии периодически происходят пустые разговоры – их легко опознать: как только болтовня ни о чем началась, и клонит в сон – значит, отсебятина сценаристов.

Важных моментов несколько: во-первых, Александрия – вовсе не последний оплот человечества, совсем рядом есть колония Хиллтоп – относительно мирная, хотя местный представитель Иисус неплохо владеет всякими джитсу. У них все в порядке с едой, но туговато с решительностью и отвагой – вот и почва для постапокалиптической экономики. Во-вторых – у Рика и Мишон фроновое братство переросло во фронтовой межрасовый секс. В-третьих, периодически на горизонте возникали по-хозяйски и агрессивно настроенные бандиты, нагло ссылавшиеся на какого-то Нигана. Их, понятно, кончали подручными гранатометами, но удивленно чесали репу и предчувствовали надвигающуюся беду. Это если о главном, остальное – побочка, о которой можно исчерпывающе прочитать в синопсисах. Морган пацифисничает, Деррил сурово цедит что-нибудь неграмотное, лесби-доктор просит у сталкеров содовую, и все такое прочее.

Теперь к самому интересному: недостает только заспиртованных мертвецов в тайнике, а так группа потихоньку становится Вудберри. Полагаясь на слова соседей-фермеров, отдающих половину припасов тому самому Нигану, группа Рика атакует потенциальных соперников ночью с превентивной резней, for greater food. Понятно, что половину припасов хочется себе, но пока можно играть роль спасителей от «Спасителей» – они будут ее играть. То, что грядет локальный апокалипсис, можно понять, не читая ни комиксов, ни спойлеров – нас настраивают против основной зондеркоманды. И впрямь, когда Рик, умывшись чужой кровью без переговоров, хлопает по блестящему черному заду и гордо заявляет, что «мир теперь наш», хочется спустить его с небес головой об стол. Кэрол мягчеет, Деррил делает глупости, азиат-который-выжил жалобно смотрит в камеру (помните, как Джоуи в «друзьях», когда его сбрасывали в шахту лифта в «Днях нашей жизни»? Вот примерно так), рыжий усач так порадовался отличной от комикса судьбе, что замыслил потомство. Самое время перейти в режим Hardcore, если уж пройдено на легком-среднем.

Чтобы понять, что происходит – вообразите, что сериал изначально шел про группу Нигана. Что они пережили столько же дерьма, сколько и Рик сотоварищи. Что у них есть своя Кэрол, свой Деррил, своя Мишон. Что они помогают соседним колониям не просто так, а вырезают в округе всех невмерчиков, по-первобытному справедливыми абреками кормятся чужим трудом, но на них честно все риски. Это, кстати, хорошо прочувствовать по 13 эпизоду – по харизме конкурирующей ОПГ, по тому, как и о чем они говорят, и как они умирают. И тут вдруг – нападение исподтишка, сжигание заживо, звериная жестокость в ответ на вполне заурядные стычки среднего звена. Лучший из сюжетов – равные противники, равнозначная правда – это вам не тощие людоеды или прозаический грипп. При этом идеализирования будущих врагов нет – почти все, кто на дороге нападает и умирает – гопники, бандиты и по важности примерно на уровне бесконечного цикла второстепенных негров. Но это и нормально – в конце концов, искренне болеть за противников получится вряд ли, но немного им посочуствовать выйдет наверняка. Как зрители воспримут метафорические причиндалы, проникающие глубоко в метафорическую глотку Рика? По заслугам ли получит основная группа? Ждет ли нас, наконец, мощный новый сюжетный поворот, что придаст импульса потихоньку разлагавшемуся шоу? На это ответит уже скорый эпизод Something to Fear. Ждем.

ВКонтакте
| |
Автор: |2019-01-05T15:32:52+03:0021 Октябрь, 2015, 10:55|Рубрики: Обзоры сериалов, Сериалы, Статьи|Теги: , |
Глеб Тимофеев
Коренной москвич, с киноманской точки зрения ― Майкл Бэй, помноженный на Ларса фон Триера. В общем, развлекающийся провокатор или провокационный развлекатель. Подсаживает всех вокруг на карточные игры, чем обеспечивает себе определенные дивиденды.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok