///Премьера: “Эйфель” Мартина Бурбулона

Премьера: “Эйфель” Мартина Бурбулона

Ах, мон амур, какой ажур! С железной башни Вам бонжур!

Эйфель (Eiffel), 2021, Мартин Бурбулон

Дмитрий Котов — о биографической мелодраме Мартина Бурбулона

В конкурсе на звание самой романтичной достопримечательности мира, если бы таковой проводился, фаворит был бы очевиден. Эйфелева башня, построенная в 1889 году как входная арка для Всемирной выставки и задуманная как временное сооружение, не только выстояла под гнетом критиков, обзывавших ее «фабричной дымовой трубой», «чернильной кляксой» и даже «писающим жирафом», но стала самым узнаваемым символом Парижа, Франции и любви. Талантливый человек, создавший сей шедевр инженерного и архитектурного искусства, конечно, заслуживает подобающего байопика.

Впрочем, фильм малоизвестного французского режиссера Мартина Бурбулона — байопик лишь отчасти. Создатели «Эйфеля» охарактеризовали его как «вольную интерпретацию, вдохновленную реальными событиями». Доподлинно известно, что 28-летний Эйфель, работая на строительстве моста в провинции Бордо, действительно был влюблен в 18-летнюю Адриенн Бурже, и пара планировала пожениться. Как известно и то, что состоялась в итоге другая свадьба — племянница второй вышла замуж за сына первого. Современники задавались вопросом, почему же Гюстав, желающий заниматься строительством метрополитена и категорически отвергавший идеи коллег о железной башне, вдруг резко изменил мнение и стал одержим проектированием 300-метровой громадины в центре Парижа? Что послужило причиной такого странного поведения и почему «Железная дама» имеет столь характерную форму? Бурбулон и его команда предлагают возможное и, по их мнению, единственное здравое объяснение. Если коротко, как говорят французы, cherchez la femme.

Кадр из фильма “Эйфель”

Работа над сценарием началась более 20 лет назад, и за это время к нему приложили руку как минимум пять человек. Несмотря на это, сюжет получился на удивление цельным, что объясняется в первую очередь его простотой. Мужчина любит женщину, женщина любит мужчину. Обстоятельства все время мешают им быть вместе, поэтому он строит невиданных размеров башню — для нее, как символ своей огромной любви. И зритель всё понимает уже в начале повествования. В этой истории нет лихих сюжетных поворотов, сложного переплетения причинно-следственных связей, неочевидных мотиваций и внезапным образом раскрывающихся персонажей. Интриги в отношениях экранной пары, в общем, тоже быть не может. Однако эмоциональное наполнение ленты — неиссякаемый фонтан. Искренность и французский шарм, душевная ранимость и неустрашимая самоотдача, легкое возбуждение, переходящее в жгучую страсть без единого намека на малейшую пошлость. Всё это здесь есть.

Эстетичность и атмосферность картины — ее неоспоримые достоинства. Отметим выбор сочной цветовой гаммы в теплых тонах, композиционные и ритмические решения в работе оператора и монтажера, чувство баланса между передним и задним планами. Плоды труда костюмеров, декораторов и специалистов по визуальным эффектам взаимодополняемы и гармоничны, в них виден опыт и профессионализм. Художник Стефан Тайлассон, к примеру, работал над визуалом «Господина Никто», а Оливье Говет участвовал в создании компьютерной графики к «Бегущему по лезвию 2049». Возведение башни показано в динамике и на разных этапах, зрителю предоставлена возможность побыть на строительной площадке вместе с рабочими и их воодушевленным руководителем, что не может не пробудить любопытства.

Бурбулон не поддался захватившей западный кинематограф феминистской эйфории, рисующей мужских персонажей слабыми и второстепенными, и сделал роли своих героев по-настоящему равнозначными — друг перед другом, в глазах зрителя и в контексте сотворения ажурной башни. Способствует этому и достойный актерский тандем: Ромен Дюрис — настоящий типажный француз с живыми глазами и врожденным обаянием, уже состоявшаяся на родине звезда, и в пару к нему — Эмма Маккей, еще «зеленая», но зато известная широкому зрителю по успешному британскому сериалу «Сексуальное просвещение». Нельзя сказать, что когда они оба в кадре, между ними есть какая-то бешеная химия, но чувства на расстоянии и в разлуке они отыгрывают отлично. Дюрису безоговорочно веришь, когда его будто переворачивает изнутри от одного лишь взгляда на фотографию возлюбленной, а Маккей приятно удивляет способностью убедительно отразить внутренние изменения своей героини без помощи возрастного грима и пластических накладок, лишь силами собственного актерского мастерства. Два равноценно сильных образа, два ярких характера. В интервью режиссер утверждает, что Ромен Дюрис был единственным, кого он видел в роли Гюстава Эйфеля, а, лестно отзываясь о работе Эммы Маккей, так объясняет важность фигуры Адриенн: «Ее решения и последующие действия направляют сюжетную линию. Ее судьба зависит от башни, а судьба башни зависит от нее».

Как трогательная романтическая история о творце и его музе, как фантазия-зарисовка о рождении одного из величайших архитектурных сооружений планеты, кино более чем состоятельно, учитывая и деликатное отношение к историческим фактам.

При всей художественности любовной линии, сгибающейся в треугольник, в фильме достоверно отражены многие реальные факты. Связаны они в том числе с конструктивными особенностями башни, обстоятельствами строительства и архитектурным конкурсом, приуроченным к Всемирной выставке 1889 года. Так, например, среди 107 проектов действительно было предложение выстроить гигантскую гильотину в память о Великой французской революции. Более того, кинолента честно и без обиняков информирует зрителя, что авторство изначального проекта башни принадлежит не самому Эйфелю, а инженерам его бюро Кёшлену и Нугье. Гюстав, в свою очередь, подхватил идею и развил ее.

Конечно, «Эйфелю» как биографической драме не хватает масштабности и глубины. Многие обстоятельства жизни героя намечены лишь общими мазками, его взаимоотношения с семьей, за исключением пары сцен с участием взрослой дочери, практически выведены за скобки. Однако в рамках заявленного жанра, как трогательная романтическая история о творце и его музе, как фантазия-зарисовка о рождении одного из величайших архитектурных сооружений планеты, кино более чем состоятельно, учитывая и деликатное отношение к историческим фактам.

Критиканство
| | География: Европа Франция
Автор: |2021-10-11T19:25:25+03:0012 Октябрь, 2021, 11:45|Рубрики: Премьеры, Рецензии|Теги: , |
Дмитрий Котов
Коренной москвич. Искусствовед по образованию, экскурсовод по профессии, специалист по архитектуре и Grammar Nazi по призванию. Из всех дам более всего уважает Кровавую Мэри, на остальных смотрит ласковым взглядом Ганнибала Лектера. Недоверчив к жизни, как владельцы отечественных автомобилей, хотя ездит на "мицубиси" американской сборки. Обворожён короткометражной анимацией и чернушным российским артхаусом, как кот сметаной. С многолетней депрессией борется путем вдумчивого просмотра кино с родины фьордов и Карлсона
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok