/, Колонки, Рецензии/Terra incognita: “Восемь часов еще не день” Райнера Вернера Фассбиндера

Terra incognita: “Восемь часов еще не день” Райнера Вернера Фассбиндера

Трудовые будни

Артур Сумароков рассказывает о мини-сериале Райнера Вернера Фассбиндера

Человек – раб не только своих привычек, но и практически всех наложенных на него социумом (семья, друзья, работа – если это есть в наличии, конечно) обязательств, отказаться от которых зачастую просто невозможно. Далеко не все способны на некие решительные поступки, ибо стагнация порой предпочтительнее подвижничества. В конце концов, гораздо проще жить по издавна подготовленному распорядку, не нарушая стройности собственного графика и строгости исполнения оного со стороны обывателя, довольного жизнью, закамуфлированной по сути в ничто; видимость жизни, безыскусный симулякр. Только это самое “ничто” устраивает человека, его зона комфорта сильнее всего напоминает морг. Там, конечно, тоже уютно, но никуда не деться от вселенского холода и скорбного бесчувствия.

 

Кадр из мини-сериала “Восемь часов еще не день” Райнера Вернера Фассбиндера

На фоне программного “Берлин Александерплац” “Восемь часов ещё не день” Райнера Вернера Фассбиндера смотрится очень камерно, сдержанно и даже менее экспрессивно, чем вышедшие гораздо позже “Восхождение матушки Кюстерс” или “Замужество Марии Браун”. С точки зрения выбранной постановщиком нарративной структуры сериал ближе всего к киноленте “Продавец четырех времён года”, разнятся лишь центральные, смыслообразующие персонажи.  Фассбиндер берётся за собственную трактовку идеологически высушенного и идеализированного соцреализма, снимая производственную драму без упора на корпоративное, коллективное бессознательное, которому должен подчиняться герр Йоцен, главный герой ленты. Он не выглядит ни маргиналом, ни просто иным; он – представитель трудового класса, пролетариат до мозга костей, который настолько связан со своей заводской проходной, что даже в период грядущего сокращения по-прежнему воспринимает свою работу чем-то большим, чем исполнением ряда обязанностей. И в этом, несомненно, таится самая большая проблема жизни такого человека. Не сильно стремящийся к переменам Йоцен воспринимается как слепая и на все согласная шестерёнка в большом и разрушительном механизме. Именно такие безропотные служащие со спокойной совестью принимают еврейские погромы и концлагеря, или же сами в один не самый лучший день берутся за ружьё и – массовое убийство как средство очищения выскакивает в очередной ленте новостей. Впрочем, таким Йоцен кажется отнюдь не всегда, да и Фассбиндер находит точки опоры для отторжения героя из его окружения. Йоцен все же склонен к рефлексии, хотя она не значит ничего, кроме осознания самого себя.

На фоне программного “Берлин Александерплац” “Восемь часов ещё не день” Райнера Вернера Фассбиндера смотрится очень камерно, сдержанно и даже менее экспрессивно, чем вышедшие гораздо позже “Восхождение матушки Кюстерс” или “Замужество Марии Браун”. С точки зрения выбранной постановщиком нарративной структуры сериал ближе всего к киноленте “Продавец четырех времён года”, разнятся лишь центральные, смыслообразующие персонажи

Однако режиссёр фокусируется не на предметном изображении рабочих будней своего героя; место добровольного прозябания инженера интересует Фассбиндера, кажется, в последнюю очередь. Фассбиндер насыщает пространство фильма меланхоличной повседневностью, в которой рассеян затхлый аромат бесплотности существования. Во всех этих обычных разговорах, хождениях из одной комнаты в другую и неизбежных гигиенических ритуалах чувствуется проникновение автора в суть своего современника, который, прекрасно осознавая обреченность любых попыток созидать, занят тем, что можно назвать модернизацией производства. Только вот его стремление улучшить место своей службы и помочь сослуживцам выглядит со стороны как некое сиюминутное спасение от неизбежного падения в безработицу, безнадегу и бессмысленность. Режиссёр оставляет в финале множество многоточий. Тем не менее, всем понятно, что лучше не будет. В замкнутом круге обыденности даже кровавый бунт даёт искупление лишь на время, а далее – приглашение на эшафот.

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ КОЛОНКИ

Facebook
Хронология: 1970-е | | География: Германия Европа
Автор: |2019-01-19T17:13:36+00:0021 Август, 2017, 11:22|Рубрики: Terra Incognita, Колонки, Рецензии|Теги: |
Артур Сумароков
Гедонист, нигилист, энциклопедист. Укротитель синонимических рядов и затейливого синтаксиса. Персональный Колумб Посткритицизма, отправленный в плавание к новым кинематографическим землям. Не только знает, что такое «порношаншада», но и видел это собственными глазами. Человек-оркестр, киноманьяк, брат-близнец Ртути. Останавливает время, чтобы гонять на Темную сторону Силы и смотреть артхаус с рейтингом NC-17. Возвращается всегда с печеньками.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok