Ана-Бана (2012, Россия) реж. Эдуард Оганесян

В программе «Перспективы» в 2012 году были представлены две российские работы, одной из которых стал дебют молодого режиссера Эдуарда Оганесяна, являющийся, по его же признанию, одой грузинскому кинематографу 70-ых и фильмам Георгия Данелии.
«Ана-Бана»- зарисовка о жизни одной грузинской семьи и их несметном числе родственников. Переплетаются разные возраста и характеры героев, но национальный колорит этого южного, советского дворика создает теплую атмосферу, в которой даже излишне черный юмор не так зол. При просмотре вспоминается Кустурица, его цыганские посиделки очень схожи с застольем длиною во весь фильм у Эдуарда Оганесяна. Майка с гордой надписью «СССР» во всю грудь, холодильник, выменянный на настоящие американские очки,- приятное воспоминание о времени, когда народы были едины, а газировка в аппарате холодной. Для кинематографического застолья слишком фарсово, для фарса слишком ностальгически.

Ана

Все копы-ублюдки (A.C.A.B, 2012, Италия) реж. Стефано Соллима

Жили и работали где-то в Италии три копа: один в разводе, у второго — сын-фашист, а третий был самым агрессивным, он бил людей щитами и касками в лицо, за что постоянно привлекался в суды. К отряду примкнул молодой Адриано, проживающий с матерью в ветхой четырехстенной квартире, из которой муниципалитет собирается их выселить.
По воскресеньям бравых блюстителей закона отправляли на футбольные матчи, за порядком следить, конечно, они вступали в бой с фанатами и нацистами, в бой, в чем-то неравный. У власти- казенный щит и дубинка, а применять их можно только в том случае, если кто-то все же уразумел полезть в драку. Расклад не из приятных, поэтому у этих «рагацци» свой кодекс чести. Стычки между полицией и народом- те же гладиаторские бои, стадион во время дерби- Колизей, выстроенный при Флавие в конце 70-ых годов нашей эры. Единственным светлым пятном между двумя противоборствующими сторонами выглядит как раз Адриано, он в данном случае — олицетворение справедливости в фильме. А что справедливость для полицейских и ребят в масках-террорках? Выбивание зубов, своя истина в суде, а кто прав, кто виноват, уже никого не волнует. Жестокость оттеняет здравый смысл, противники уже даже не гладиаторы, а сущие звери всё на той же арене. А Адриано уволят из полиции, потому что он человек, оказавшийся в мире животных. Остро — социальное высказывание получило на Московском Международном Фестивале три приза- приз Международной критики ФИПРЕССИ, приз российских кинокритиков, приз Федерации киноклубов России.

Копы

Адское пламя (Jioghwa, 2012, Южная Корея, Филиппины) реж. Ли Сан У

Изгнанный за любовную связь из буддистского монастыря молодой монах-сексоголик Чжи Оль не может успокоиться и теперь уже насилует и убивает другую женщину, с её прахом отправляется в Филиппины, где находит сестру-близнеца своей жертвы. С ней он тоже не раз переспит, но примечательнее всего, что эта девушка живет в доме — своеобразной церкви, где пожилой и странный пастор заставляет разного рода преступников молиться Иисусу, те бьются в конвульсиях, возносят руки и кричат «алиллуйя», а буддистский монах, испепеляемый изнутри этим адским пламенем греха, продолжает предаваться любви с единственной в этом доме женщиной. Сосусуществование в Корее протестантского христианства, которое в конце концов примет герой в попытках скрыться от своих страшных деяний, и буддизма достаточно серьезно влияет на духовную жизнь общества. По факту, фильм Ли Сан У о нарушающем обеты монахе и о том, как на его нестабильное психо-эмоциональное состояние повлиял этот дом, где священные обряды — сюр и театральное представление, но еще и о том, как тяжело буддистам адаптироваться к христианству. Хотя, к чему тогда убийство на манер позапрошлогоднего южнокорейского «Я видел дьявола», ведь это уже грех равный мясоедению, который совершает Чжи Оль. Монах становится преступником, а режиссер уповает на нравы, к чему отказываться от мяса, если можно стать протестантом. Философии не больше, чем в порции лапши-удон, а атрибуты нового южнокорейского кино лишь необязательная для повествования деталь. Условность вместо стиля, как и сама лента, не удостоившаяся на фестивале никаких наград.

Пламя

Ядерная нация (Nuclear Nation, 2012, Япония) реж. Ацуси Фунахаси

Документальный фильм Ацуси Фунахаси по идее рассказывает о трагическом цунами, произошедшем 11 марта 2011 года и о последствиях для всей Японии и городка Футаба, находящегося близ АЭС Фукусима-1 в частности. На самом деле, режиссер не столько углубляется в причины произошедшего, а также того, что было потом, сколько в его фильме раскрывается менталитет японского народа, людская сплоченность, чувство семейного долга, восточная мудрость в философском отношении к происходящему. С каждой новой главой, нареченной по названию времени года, на экране появляется титр, сообщающий о количестве беженцев после трагедии. К счастью, к осени показатель падает, жизнь, казалось бы, приходит в норму, но есть то, чего не вернуть: родственники, кров, фермы, первозданная природа. Страшное бедствие, из которого вызывающие восхищение японцы пытаются найти выход, и занимательная документальная повесть.
Еще семь месяцев пережившие трагедию будут находиться в состоянии неопределенности, и ясно одно — мирного атома точно не бывает.

Ядерная нация