Черная роза, 2013, Александр Невский, рецензия

Антон Фомочкин рецензирует «Черную розу» с помощью доброй шутки и удивляется тому, насколько искренне Невский любит то, что делает

В городе ангелов орудует маньяк, который любит развлекаться с лезвиями, слушать мольбы о пощаде, разговаривать по телефону и обмазывать лица жертв губной помадой. На трупах оставляет черную розу. Жертвами чаще других оказываются русские проститутки. Для расследования этого дела из Москвы выписывают лучшего из лучших, интеллектуала, филантропа, пример для подражания и просто бесстрашного детектива Влада Казатова. У него есть трагичная история, связанная с русским напарником и Выхино, так что не все так просто. Подарив бутылку водки новому начальству и раскидав хулиганов в подворотне, герой теряет первого американского партнера (причина — отказ, мужчине два года до пенсии, опасно находиться рядом с главным героем) и обретает второго, блондинку средних лет. Берегись, криминал!

 Будь хронометраж чуть длиннее, найти убийцу было бы еще проще, потому как тот вырубил бы всех, кто когда-либо входил в кадр, кроме главных героев и себя

По словам режиссера, «Черная роза» изначально задумывалась как сиквел «Московской жары» (вероятно последнее название вам ничего не скажет, но оно и к лучшему), и только затем сюжет переработали в самостоятельное произведение. Но даже в таком виде «Роза» переплюнула по забористости «абсюлютли» все фильмы с участием Невского. В центре повествования все тот же неизменный русский правильный парень (даже будь в кадре апокалипсис, он невозмутимо наказывал бы несправедливость), пропагандирующий здоровый образ жизни, раскрывающий преступления благодаря догадкам, которые притянуты за уши настолько, что приходят в качестве озарения, не иначе. Завязка, которую брезгуют использовать второсортные телеканалы для детективных сериалов, отлично перерастает в комедию положений, с одной музыкальной темой, пущенной по кругу, и драматургией (если ее можно так назвать), включающей в себя извечные контрасты менталитета (ой, какая гадость этот ваш расстегай, вот гамбургер это сила), и разговоры по душам о тяжелом прошлом.

Еще больший контраст возникает между аутентичной группой в звездно-полосатых купальниках (выписанные с задворок Голливуда некогда популярные актеры) и русской диаспорой, на фоне представителей которой даже сам Невский кажется, проявляет эмоции. Затерявшиеся в трех соснах Рокки и Бунвинкль бегают кругом и всякий раз находят новую бессмысленную жертву. Маньяк косплеит не то Джона Доу, не то очередного борца с нечистотами города. Периодически в кадр вваливается Эдриан Пол с грустными глазами, произносит пару фраз и уходит. Двери открываются ломом с первого раза, замки на этих дверях тоже. Диалоги фонтанируют монументальными фразами, которые вряд ли пойдут в народ, но наверняка заставят постепенно, но уверенно сползать под кресло. Собственно, иногда возникает ощущение, что вместо сценария был экранизирован бестселлер «999 лучших штампов или как снять боевик для чайников». Будь хронометраж чуть длиннее, найти убийцу было бы еще проще, потому как тот вырубил бы всех, кто когда-либо входил в кадр, кроме главных героев и себя. Но не судьба. Чуда, конечно, никто не ждал, потому остается удивляться, насколько искренне Невский любит то, что он делает.