Хорошо быть тихоней (The Perks of Being a Wallflower), 2012, Стивен Чбоски, рецензия

Дзен, вечные ценности, The Smiths и школьные дискотеки — в рецензии Добрыни Никитича

Хочешь сделать что-то хорошо, пойди и сам сними фильм по тобою же написанной книге. Так-то оно так, только Чбоски решил сфинтить ушами и притвориться, что имеет самое посредственное отношение к первоисточнику. Он принялся заметно лукавить, то тут, то там отходя от своего изначального замысла: практически исчез контекст переписки главного героя с воображаемым другом, испарилась сестра и ее проблемы, а трагедия всей его жизни так и осталась секундным флешбеком, непонятым намеком, слишком тонким, чтобы его вообще заметить. Находясь в не лучшем расположении духа, можно даже заподозрить режиссера в определенной конъюнктурности, мол, пошел на поводу у не привыкшей вникать в детали целевой аудитории, но есть смысл приберечь камни: старая, как мир, история о вечной френд-зоне для приличных мальчиков вышла на удивление мягкой, уютной и трогательной, как самодельное лоскутное одеяло, которое с легкостью могли подарить друг другу герои в качестве секретного Санты. Своему настроению лента во многом обязана актерскому составу – органичному и нефальшивому; и пусть Уотсон вновь является самым спорным членом дружеского трио, а участие Радда и МакДермотта так и осталось исключительно эпизодическим – каст однозначно справился со своей задачей. Чбоски, может, и нарушил тайну книжной исповеди, но сделал это максимально деликатно и трепетно, что для начинающего пастыря уже достижение.

Юношеский растерянный максимализм, целая вселенная внутри, где каждое мгновение рождаются и умирают сверхновые

Зашла речь о тинейджерах – жди морализаторства; не без этого, чего лукавить, однако давненько с прописными истинами не хотелось согласиться столь легко. Юношеский растерянный максимализм, целая вселенная внутри, где каждое мгновение рождаются и умирают сверхновые – без ненужного менторства Чбоски  проводит своих подопечных через все закоулки пубертата в старшей школе, но делает это исключительно тактично, откровенно симпатизируя искренним недостаткам ищущих себя подростков, одновременно печальным и радостным, словно лирические герои всех без исключения песен The Smiths. Автор ненавязчиво подводит зрителя к мысли, что хорошие люди слушают Моррисси и читают Харпер Ли на пару с Фицджеральдом не только в восьмидесятые – классика не устаревает, как постоянны и основополагающие принципы человеческих отношений, а tempora и mores могут меняться в сколь угодно калейдоскопическом порядке, это неважно. Скромное обаяние вечных ценностей, доступное мудрому не по годам мальчику; эдакий дзен – бесконечное созерцание у стены на дискотеке в надежде разделить с кем-нибудь свое просветление. Вопрос лишь в том, куда вся благодать сознания девается с годами, но это уже совсем другая история.