НЕвремя ведьм

Последний охотник на ведьм (The Last Witch Hunter), 2015, Брек Эйснер

Артур Шафеев о непривычно приятном «Последнем охотнике на ведьм».

Стародавние годы. Тайный орден «Рога и Копыта» в недрах Чардрева посредством Вина животворящего истребляет хтоничненькую и злобную ведьму, что в бытность промышляла чёрной магией, убийствами, финансовыми пирамидами и прочим лохотроном.

Годы настоящие. Загадочным образом выживший Дизель наслаждается вечной молодостью и трахает стюардесс, в свободное время работая Ван Хельсингом на всё те же «Рога и Копыта», как и прежде, истребляя и стерилизуя радикально настроенную нечисть, используя для этого как последние достижения технического прогресса, так и старый добрый меч, который на максималках полыхает огнём праведника. Помогает Дизелю в нелёгком труде послушник за номером тридцать шесть, почти такой же старый, как и меч Дизеля, но зато верный и вообще Майкл Кейн. Но помогает, ясное дело недолго, потому что по невыясненным обстоятельствам трагически издыхает, оставляя за собой череду загадок и тревогу по древнему злу, которое после тысячелетней спячки наконец-то изволило проснуться.

CE7A7331.cr2

«Последний охотник на ведьм», рецензия

Как проснулось, так и заснёт – своевременно смекнул Свин, отправившись на поиски правды, завербовав во фронтовые жёны одичалую ведьму Игритт(оно и понятно – без одичалых никак, ибо вся соль в Чардреве), в качестве же помощника получив мерзкого хоббитса Элайджу Вуда, который является никем иным, как тридцать седьмым ЮБИЛЕЙНЫМ ГОЛОДНЫМ ИГРОМ Доланом таинственного ордена, то есть оруженосцем на службе у Дизеля. Зарёкшийся на заре карьеры не сниматься в римейках и прочем подобном паразитировании на славных оригинальных проектах, Вин Дизель последние полдесятка лет был, однако, известен лишь тем самым паразитировании на былой славе, снимаясь в бесконечных Форсажах, попутно заделав сомнительное и ненужное продолжение Риддика, оказавшись в конечном счёте не то, чтобы заложником жанра или образа, чем грешна другая лысая башка (Джейсон Стэтхэм), а заложником одной роли — пузатого стритрейсера с криминальными аппетитами и семейной философией, которые в свою очередь давно уже себя изжили, представляя тошнотворную клоунаду.

Но на сей раз неожиданно отказываясь от уже казалось бы сросшейся с ним майки-алкоголички, Дизель примеряет на себя готишный плащ, меч и скандинавскую растительность на голове лица, представая перед зрителем суровым крестоносцем, неиллюзорно напоминая двух идиотов – Фелтона и Бэймана из «Времени ведьм», с которым, к слову, доисторическая линия «Последнего охотника на ведьм» визуальна адекватна практически абсолютно. Но если доисторическая часть – это заслуженная параллель с сомнительным междусобойчиком о Кейдже и Перлмане, то всё остальное в «Последнем охотнике» – это сладкая ностальгия по-другому фильму всё того же Перлмана – «Хэллбою», где фантазия и волшебство переполняют каждый кадр, превращая кино в мрачную, но очаровательную сказку о вечном противостоянии добра и зла, не отвлекаясь на бесполезные соплежуйства и кусты в роялях.

Вин Дизель непривычно приятен и органичен в непривычном для него амплуа несупергероя (да, несмотря на бессмертие Колдер полный лох по сравнению с Торетто, который бы всё зло в фильме вынес вперёд ногами при помощи гаечного ключа и крестика, попутно навязывая семейные ценности), Роуз Лесли ожидаемо легко вписалась в образ боевой подруги (хотя в целом выглядела Анной Кендрик на стероидах), а Майкл Кейн в очередной раз играет мудрого положительного старца (своего рода Морган Фримен, страдающий витилиго). Раздражают разве что Элайджа Вуд, который привычно строит бровиком доми и перманентно паникует, а так же, бегающий во тьме кустов и переулков маньяк из «Настоящего детектива», который на сей раз играет скандинавскую бороду зла, из-за которой едва ли видны два маленьких поросячьих глаза – как будто кто-то на снег помочился, как сказал бы молодой Майкл Кейн(он же Джек Картер).

Но если доисторическая часть – это заслуженная параллель с сомнительным междусобойчиком о Кейдже и Перлмане, то всё остальное в «Последнем охотнике» – это сладкая ностальгия по-другому фильму всё того же Перлмана – «Хэллбою», где фантазия и волшебство переполняют каждый кадр, превращая кино в мрачную, но очаровательную сказку о вечном противостоянии добра и зла, не отвлекаясь на бесполезные соплежуйства и кусты в роялях.

Но даже незначительные претензии к незначительным же раздражителям меркнут на фоне происходящего великолепия, буйство и колорит которого заставляют думать, что «Последнего охотника на ведьм» снимал Сам Великий и Ужасный Гильермо Дель Торо, а отвратительный «Багровый пик» снимала его мексиканская подделка. Но в режиссёрах числится категорически хороший, но неудачливый режиссёр Брек Эйснер известный прежде всего тем, что снимая в целом неплохое кино, регулярно упирается в стену непонимания, в качестве аплодисментов и одобрения получая очередную незаслуженную порцию тухлых яиц: так было с «Сахарой», которая несмотря на присутствующих Мэттью и Пенелоп с треском провалилась в прокате, немногим лучше получилось с «Безумцами», которые несмотря на неплохие сборы и относительно тёплый приём у критиков, потерялись в забвении ещё до того, как закончился их прокат.

К сожалению, судя по стартовым кассовым сборам и прохладному приёму, такая же печальная судьба ждёт и «Последнего охотника на ведьм», у которого надежда разве что на фаната Торетто, который узнав знакомую коленку побежит смотреть, как Доминик ведьм опускает. Но скорее всего «Последний охотник на ведьм» встанет в ряд с другими недооценёнными фэнтези-боевиками, вроде «Подмастерья Колдуна» с Кейджем – не зашло в 2010-м, не зашло и пять лет спустя. Вероятно, усреднённый зритель ещё не готов воспринимать фильмы про то, как нечисть мочат фактурные герои боевиков, им всё подавай пубертатных очкариков и мужчин в звёздно-полосатом трико. Что ж, будем ждать.