Легенда №17, 2012, Николай Лебедев, заметка

Сергей Феофанов рассказывает чем же хорош первый представитель удачного российского мейнстрима

Выдающийся хоккеист Харламов идет к успеху сквозь огонь, воду и медные трубы, путешествуя из Испании в Чебаркуль. Поводырем Харламова оказывается великий тренер Тарасов, блестящий педагог, харизматичный эксцентрик и очень сильный колдун веточками. Закончится все феноменальным разгромом непобедимой сборной Канады в первом матче легендарной суперсерии – полетят вверх триумфальные чепчики, Тарасов пустит скупую слезу, коллективный канадский Филистимлянин будет наказан.

Удивительно, но режиссер Лебедев, известный невнятным «Апостолом» и провальным «Волкодавом», умудрился сделать очень и очень приличное кино без розовых соплей, пренеприятного патриотического пафоса и прочей свинцовой пошлости, объясняемой обыкновенно невзыскательными вкусами российской публики. Не раз доводилось нам слышать о том, что собирательный Сарик Андреасян появился не от сырости, просто отечественный зритель любит именно такое кино, а у проектов сколько-нибудь человеческих шансов нет. Тем приятнее наблюдать кассовые успехи «Легенды» — российский зритель оказался куда лучше и умнее расистских представлений о нем. Вдвойне удивительно то, что Лебедев скользит здесь по достаточно тонкому льду околоспортивного байопика, а получается все равно интересно – спасибо колоритной фактуре и готовым рецептам родом из американской кинематографической традиции. Меньшов дает демоническую номенклатуру, а Меньшиков исполняет обаятельного диктатора, гения посреди окружающей серости, Гулливера в стране лилипутов. Солидно выглядит и Козловский, артист редкого обаяния, будто бы созданный для того, чтобы быть кинозвездой в стране, где кинозвезд в классическом понимании этого слова не было, кажется, со времен Урбанского. Есть тут, конечно, и неловкие места вроде дурацкого флэшбека с корридой, но в целом «Легенда» является со всех сторон достойным фильмом для миллионов – с крепким сценарием, уверенно сделанным хоккеем и духоподъемной моралью – образцом того, как должен выглядеть российский мейнстрим.

Советский дух мертв, а то, что мертво, умереть, как известно не может, оно лишь восстает вновь, сильнее и крепче

Нет, конечно, кто-то все равно останется недоволен – многие, к примеру, упрекали «Легенду» в том, что это государственный заказ, пропагандирующий тоталитаризм, империализм и черт знает что еще. Проблема в том, что эти упреки безосновательны – советский дух мертв, а то, что мертво, умереть, как известно не может, оно лишь восстает вновь, сильнее и крепче. Иначе говоря, чем усерднее вы будете изображать поздний СССР тюрьмой народов, в которой жаркие заводские домны топили свеженькой человечиной – тем большие реабилитационные усилия проявят ностальгирующие по позднему СССР граждане. Всякое действие рождает противодействие – упорствуя в бескомпромиссном отрицании, вы только доведете оппонентов до той грани, за которой заканчивается добродушная идеализация и начинается апологетика репрессий, повсеместной цензуры и товарища Сталина лично. Так почему бы не попробовать оформить цивилизованный консенсус, понятный всякой крохе? Великий страх, террор и двоемыслие – это плохо. Хоккей, космос и улетающий в небо олимпийский мишка – это хорошо. Только так и возможно, наконец, закончить эту бесконечную дискуссию, и именно в этом контексте очень здорово то, что фильм Лебедева был сделан и получился таким, каким он получился – качественным, занимательным и живым.

Сергей Феофанов