Прогулка среди могил (A Walk Among the Tombstones), заметка

Армен Абрамян о том почему так нудно гулять среди могил.

Действие отнесено к Нью-Йорку девяностых. Самая первая сцена (она же лучшая), в которой очередной экранный «Грязный Гарри» эффектно ликвидирует шпану с пушками происходит в 1991. Скачок в 1999 уже обнаруживает «Гарри» опустившимся пенсионером, с унылой физией, посещающего общество анонимных алкоголиков и параллельно (незаконно) подрабатывающего частным детективом. Видно, что «уходом в прошлое» авторы тяготятся, не особо заботясь о проработке соответствующего антуража. Нет ощущения указанного времени. Вообще, нет ощущения времени. Типичный застывший мир литературной традиции, формально следующий минималистичному нуару, но и «безличная» форма далека от совершенства.

И только в самом конце, в эпизодах схватки положительных персонажей с отрицательными и наступает объявленная вначале ностальгия по девяностым.

Главного героя, разумеется, зовут не Гарри, а Мэтт Скаддер и он практически ничем не отличается от своих аналогов в однообразной фильмографии Лиама Нисона последних лет: от «Заложницы» до «Воздушного маршала». Хороший актёр Нисон нашёл удобную коммерческую нишу, воплощая Джейсона Стекхема для зрителя с наличием мозга. Всё та же набившая оскомину апатия в мимике и артикуляции, позиционируемая телесная хрупкость, которая к финалу оказывается как кремень. Периодически возникают проблески надежды на то, что Скотт Фрэнк сможет вывести материал из пресловутой трэш-ниши в пределы добротного нескучного триллера, но то лишь проблески. Всему виной слабая сценарная основа и совершенно тусклый второй план персонажей. Нисон существует в предлагаемых обстоятельствах на автопилоте. Нарочитую (но очень уж бутафорскую) атмосферную мрачность пытается сбалансировать «напарник» Скаддера – чернокожий подросток Ти Джей, со стандартным набором шуток и контрастной непосредственности оптимистичного умника на фоне матёрого суперкопа старой закалки.

Кто-то похищает девушек, шантажирует их мужчин, а после получения выкупа расчленяет. И никто не поднимает шума. До тех пор пока…Когда на середине, становится известен ответ на вопрос расследования «кто?», более-менее наличествующий интерес начинает медленно, но верно умирать, закономерно заводя сюжет на кладбищенские просторы. Вторая половина фильма – нудная игра в кошки-мышки с преступниками в обрамлении спец.операции по спасению очередной жертвы. И только в самом конце, в эпизодах схватки положительных персонажей с отрицательными и наступает объявленная вначале ностальгия по девяностым. Столь примитивно и убого подобные сцены решались как раз в боевичном ширпотребе того времени, заполнявшем наш непотопляемый пиратский видеорынок.

Армен Абрамян