Вся католическая рать

В центре внимания (Spotlight), 2015, Том МакКарти

Армен Арбрамян рецензирует прошлогоднего лауреата «Оскара».

«Spotlight» — драма Тома МакКарти о расследовании журналистов бостонской газеты, в ходе которого была изобличена местная церковная община, покрывающая священников – подофилов. Ведущее издание города «The Boston Globe» выявило 87 служителей митрополии, виновных в растлении детей.

Католическая церковь в курсе готовящегося на неё нападения. Её могущество велико и без согласования с представителями епархии не будет вообще никакого репортажа. Но она не мешает. Ей лень. Она как ожиревший осьминог, опутавший своими щупальцами всё вокруг. Церковь регламентирует работу госучреждений и забирается в самые потаённые уголки души. Если ей отрубят пару щупалец – не беда, отрастут ещё четыре клешни. То, что 6 % от общего числа святых отцов – насильники, да ну и хрен с ними. И с их жертвами тоже. Хороших, главное, больше, а людям до зарезу нужна духовная опора. Пастырь им нужен, потому что без него они – мелкотравчатый безмозглый скот. К тому же, группа риска – дети из неблагополучных детей. Многие в душе считают, что совращение под эгидой церкви — менее ужасная вещь, чем тяготы нищей жизни в лоне собственной, подчас равнодушной и жестокой, семьи. На всё воля рока и божественное провидение. Возможно, выбирая футбольную секцию в школе, а не, скажем, хоккейную, ты спасаешь себя, т.к. тренер именно в хоккейной секции — совратитель.

«В центре внимания», рецензия

Разоблачительность фильма МаКкарти не в том, что показано. Господи, да неужто мы впервые слышим о насилии и блуде в сообществах закрытого типа?! Проблема сфокусированная в фильме – это не проблема сугубо католической церкви и даже не совсем церкви. «Психологический феномен» — так обозначается сложившаяся порочная ситуация одним из персонажей. Ужас в том, что никто не видит в этом ничего страшного, а данная тема обсуждается как норма.

11 сентября. Всегда найдётся какое-нибудь 11 сентября, на фоне которого систематическое насилие, одобренное определенной частью общества, будет выглядеть скучным и не стоящим внимания. Но Маккарти недвусмысленно даёт понять, что терроризм начинается не взрывами и авиакрушениями. Он зарождается в основе основ – в колыбели нравственности. Как говорит один из героев, ужас не в физическом насилии, а в насилии над душой, в отнимании веры…не только в Бога, но, и элементарно, в ближнего своего.

Из материала, способного стать основой для эпатажной и отчаянной слезливой пляске святого Витта, конструируется будничная хроника. Нас не утомляют обстоятельствами личной жизни действующих лиц, нам не живописуют сальные подробности насильственного глума, нас не знакомят даже с самими насильниками, мы не видим яростного столкновения «про» и «контра». Зато тон хоть и вкрадчивый, но голос твёрдый. Команда рубрики «В центре внимания» – обычные профессионалы своего дела. Они тщательно делают свою работу: копаются в архивах, встречаются с людьми, кого-то просто выслушивают, за кем-то записывают. Всё происходит обыденно и скучно. Но происходит так, что от этой «скуки» невозможно оторваться. Результат их работы шокирует самих журналистов, а вместе с ними и зрителей. Но выявленные факты тоже из области обыденности и рутины. МакКарти, как бы, сильно не старался держаться дистанции, закономерно свой вердикт выносит. И он направлен не на церковников, а на общество, костенеющее в своих догматах и смиряющееся с любой пакостью, если она происходит системно. Показательно, что бурю «будничного расследования» инициируют не местные блюстители нравственности, не пострадавшие, или знающие о преступлениях жители Бостона, а два городских чужака и сторонника иной веры: еврей – новый редактор издания и адвокат – армянин.

«В центре внимания» оказалось… в центре внимания. Но ненадолго. Это не то кино, которое многократно пересматривается и постоянно находится в поле зрительского интереса всех возрастов и поколений. Но это то кино, которое способно заинтересовать человека любого возраста и во все времена.

Ретушь нервозности постановки важна. В ней нет безликости документального исследования. Режиссёр использует достаточно выразительных средств, чтобы создать иллюзию рутинности, чтобы проведённая работа маленькой команды «Спотлайта» не выглядела подвигом или чем-то исключительным. Есть разница между долгом и подвигом.

Последствия публикации непосредственно в фильме не отображены. Шквал звонков в редакцию сменяется сухим сообщением об общественной реакции журналистского расследования, открывшего ящик Пандоры. Также телеграфируется о скором переводе местного кардинала (бывшего в курсе всей позорной ситуации) на более высокую должность в Риме. Одна клешня не знает, что делает другая, а посему нельзя винить осьминожий мозг. Религиозный спрут стабильно проводит акции избиения младенцев, а младенцы вырастают в забитых и ущербных несчастливцев, старающихся забыть кошмар отрочества своего.

Скромная малобюджетная работа независимого режиссёра, лишённая эффектных сюжетных поворотов, но изобилующая монотонными диалогами, идеально вписалась бы в телевизионный формат, или могла быть решена в документальном стиле. Пожалуй, не прояви к сценарию интереса столько известных актёров, так бы тому и быть, но истории повезло. Получилось большое кино с участием звёзд первой величины, с хорошими кассовыми сборами и двумя почётными премиями Оскар – за «лучший оригинальный сценарий» и «лучший фильм». «В центре внимания» оказалось… в центре внимания. Но ненадолго. Это не то кино, которое многократно пересматривается и постоянно находится в поле зрительского интереса всех возрастов и поколений. Но это то кино, которое способно заинтересовать человека любого возраста и во все времена.