//Рецензия на “Остров живых мертвецов” Бруно Маттеи

Рецензия на “Остров живых мертвецов” Бруно Маттеи

Итальянский трэш

Остров живых мертвецов (L’isola dei morti viventi), 2007, Бруно Маттеи

Андрей Волков – о зомби-хорроре Бруно Маттеи

В 1979 году Марино Джиролами уже снимал трэш под названием «Остров зомби», где оригинально соединил два популярных в ту пору хоррор-сюжета – зомби и каннибалов, добавив также и безумного учёного, который ставит опасные эксперименты на далёком острове. Джиролами не стал особенно заметным режиссёром, снимая в основном эротические фильмы, однако «Остров зомби» не забылся, вдохновив позднее Клаудио Фрагассо на другой трэш о зомби на острове «После смерти» (1989).

Бруно Маттеи и Кладио Фрагассо много работали вместе, представляя собой пару режиссёр-сценарист наподобие Эльдара Рязанова и Эмиля Брагинского. Они в 1980-е гг. создали несколько образцовых трэш-фильмов, повлиявших на зарождение эстетики трэша не меньше, чем фильмы основателя студии «Трома» Ллойда Кауфмана. «Ад живых мертвецов» (1980), «Крысы – ночь ужаса» (1984), «Зомби 2» (1988) стали такой же классикой итальянской школы ужасов, как и эстетские джалло Дарио Ардженто или атмосферные хорроры Лючио Фульчи. Просто это были фильмы плохого вкуса, которые неподготовленному зрителю покажутся абсолютным бредом, но что плохо для серьёзного кино, то хорошо для трэша. Оттого Маттеи и Фрагассо резвились, как дети, снимая всё, что придёт им в голову, плодя одну дикую сцену за другой и даже не стесняясь вставлять в свои фильмы кадры из документальных лент о дикой природе, снятых на 16-мм плёнку, в то время как сами работы Фрагассо и Маттеи создавались на стандартные 35-мм.

Украсть музыку, кадры, сюжеты, всё перемешать с кровавыми сценами, кучей эротики и нарочито глупыми действиями героев – это всегда любили Маттеи и Фрагассо. Всю жизнь паразитируя на серьёзном кино, они парадоксально заложили фундамент z-кинематографа, трэша, направления в мировом киноискусстве, которое чрезвычайно сложно описать однозначно, хотя любой киноман понимает, о чём идёт речь. Даже на серьёзных кинофестивалях ныне проходят «круглые столы» по трэшу, подобные тому, который состоялся на ММКФ в 2003 году.

Прошли годы, итальянский хоррор-кинематограф тихо умер вместе со многими своими представителями, сдавшись, как и многие другие национальные школы, атаке кино «большого брата». Тандем Фрагассо и Маттеи распался, но оба они не ушли из кино, а продолжили создавать трэш, иногда отвлекаясь на другие жанры, например, эротику, производство которой в 1990-е гг. приносило немалые деньги.

Кадр из фильма “Остров живых мертвецов”

Бруно Маттеи ушёл из жизни поистине по-королевски, подарив своим поклонникам зомби-дилогию, созданную в стилистике трэша. По своему обыкновению, он перемешал в одном фильме разные сюжеты, сдобрив всё это нарочито дурацким юмором, так что эти фильмы можно воспринимать и как пародии.

В «Острове живых мертвецов» сходятся сюжеты приключенческих лент а-ля «Индиана Джонс», таких шедевров жанра, как «Ночь живых мертвецов» Джорджа Ромеро (1968) и «Зомби» Лючио Фульчи (1979), а также легенд о проклятом сокровище ацтеков, якобы украденного Кортесом. Денег у Маттеи уже было значительно меньше, чем двадцать лет назад, поэтому съёмки были произведены на цифровую камеру на Филлипинах, а среди актёров – сплошь малоизвестные личности, некоторые из которых принимали участие в других фильмах режиссёра, однако Ронни Русс, сыгравший капитана, настоящий ветеран итальянского кино, снимавшийся у таких режиссёров, как Карло Лидзани и Умберто Ленци. Съёмками у Маттеи он и завершил свою актёрскую карьеру.

Итак, охотники за сокровищами по своей глупости потеряли в море всё награбленное (!), но переживали они недолго, так как тут же из тумана показался таинственный остров, куда они сразу высадились, чтобы посмотреть, чем там можно поживиться. Сокровища и в самом деле были, но их стерегла орда плотоядных зомби, а также орден зомби-вампиров, которые всех прибывавших приносили в жертву древнему богу.

Бруно Маттеи поместил немало отсылок к самым разным фильмам, помимо прямо процитированной зомби-классики и «Индианы Джонса». Это «Кинг Конг» (1933), «Туман» (1980), а также знаменитая испанская франшиза о зомби в чёрных балахонах «Могилы слепых мертвецов». Режиссёр не стал бездумно подражать успешным представителям жанра, как сделали бы ушлые производители эксплуатационного кино, стремясь срубить бабла на интересе зрителей к полюбившимся сюжетам. Вместо этого постановщик довёл концепции этих фильмов до абсурда, так что глупые поступки героев не раздражают, а наоборот, воспринимаются как само собой разумеющееся явление. Маттеи даже не удержался от самоцитаты, вставив в сюжет зомби-бабулю, которая немало позабавила зрителей в его давнем «Аде живых мертвецов».

Зомби в мировом кино либо медленно плетутся, вытянув руки, как было у Джорджа Ромеро, либо быстро бегают, как у Дэнни Бойла. Большинство режиссёров zombie-movie присоединялись к какой-нибудь из этих линий, варьируя сюжет в уже заранее заданных параметрах. Бруно Маттеи снимал трэш, поэтому нисколько не заботился о следовании традициям или же о том, насколько глупым это может выглядеть. Его зомби не только едят плоть, но также пьют кровь, разговаривают, некоторые и вовсе мало чем отличаются от живых людей. Зомби-монахи также умеют гипнотизировать и всё свободное от убиения людей время проводят в коленнопреклонённых молитвах древнему существу, словно из пантеона лавкрафтовских богов, которое требует, чтобы ему приносили человеческие жертвы. Все эти отряды зомби не любят друг друга и воюют между собой (!).

Зомби в мировом кино либо медленно плетутся, вытянув руки, как было у Джорджа Ромеро, либо быстро бегают, как у Дэнни Бойла. Большинство режиссёров zombie-movie присоединялись к какой-нибудь из этих линий, варьируя сюжет в уже заранее заданных параметрах. Бруно Маттеи снимал трэш, поэтому нисколько не заботился о следовании традициям или же о том, насколько глупым это может выглядеть

Маттеи комически изображает буквально каждую сцену, так что напрасно судить это кино по меркам законов жанра – оно их сознательно игнорирует. Одна из героинь настолько сентиментальна, что плачет на могиле мальчика, умершего более 300 лет назад и хочет положить ему цветочки (!), а когда появляется зомби, так продолжительное время с ним разговаривает (!), не понимая, что это живой мертвец.

Если в этой сцене высмеивается начальный эпизод «Ночи живых мертвецов», с которого и начался зомби-кинематограф, то в другой уже гонконгские ужастики о зомби. Один из героев, мастер кунг-фу, дерётся с зомби (!), но тому всё ни по чём. В итоге живой мертвец подождал, пока каратист устанет и благополучно обратил его в себе подобного. Следующий персонаж и вовсе берёт зомби на «слабо», споря с ним, что тот не сможет укусить его, даже если он подставит ему руку (!) Монахи тоже просто заполучали себе жертв, убеждая их, как это хорошо – жить вечно и служить их богу (!)

Один из поздних зомби-фильмов Бруно Маттеи далёк от канонов жанра, представляя собой трэш, где комические сцены и фантазия гораздо важнее атмосферы и смысла. Надо отдать должное и актёрам – большинство из них верно почувствовали манеру нарочито дурацкого зрелища, так что изображают своих персонажей как полных придурков, которые по своей глупости попадают во все ловушки, расставленные зомби. Постановщик ряда эротических новелл, особенно в 1990-е гг., Бруно Маттеи в этот раз воздержался от эротики, но самую красивую актрису, филлипинку Иветт Изон, оставил для сиквела своего зомби-трэша. Она же сыграла главную роль и в последнем woman in prison-фильме дедушки Бруно «Женская тюрьма: ад для женщин», снятом на тех же Филлипинах.

Бруно Маттеи в своей жизни много хитрил, заимствуя и музыку, и целые сцены из других фильмов, не заботясь об анаморфировании и цветокоррекции, но он был настоящим романтиком кино, снимавшим бредовые сюжеты весело и динамично. Он умер от рака 21 мая 2007 года в возрасте 75 лет, а фильмы, им снятые, продолжали выходить в прокат и после его смерти. Для него на первом месте всегда было кино, которое он снимал несмотря на возраст и болезни. Или, скорее, забывал об этом, отправляясь в очередную жаркую страну на съёмки нового трэша. Не зря ведь и классик мировой литературы Эрих Мария Ремарк замечал: «если мы перестанем делать глупости – значит, мы состарились».

Критиканство
Хронология: 2000-е | |
Автор: |2020-07-12T12:08:31+03:0018 Июль, 2020, 12:00|Рубрики: Рецензии|Теги: , |
Андрей Волков
Житель города-героя Тулы, вооруженный крепкими нервами и исследовательским интересом относительно глубин киноавангарда. Любит Ингмара Бергмана и неформатные хорроры. Термист по профессии и знает, из чего куётся хорошее кино – а плохое принципиально не смотрит, жизнь для него слишком коротка.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok