////Old fashioned: “Дьявольское око” Ингмара Бергмана

Old fashioned: “Дьявольское око” Ингмара Бергмана

Искушение святого семейства

Дьявольское око (Djävulens öga), 1960, Ингмар Бергман

В 2020 году «Дьявольскому оку» Ингмара Бергмана исполнилось 60 лет. Андрей Волков рассказывает об этой картине

Выдающийся шведский режиссёр Ингмар Бергман (1918 – 2007) прославился как мастер метафизических притч и психологических драм, можно сказать, «семейных портретов в интерьере», если воспользоваться названием одного из поздних фильмов Лукино Висконти. Люди, плохо знавшие Бергмана, могли воспринимать его мрачным мизантропом, однако чувство юмора также было свойственно Бергману. Как таковых комедий он снял всего четыре, в 1950-1960-е гг., но парадоксальная ирония была свойственна многим его фильмам, даже таким признанным шедеврам, как «Земляничная поляна» (1957).

В своих мемуарах «Картины» (1990) Ингмар Бергман весьма невысоко оценивает своё комедийное творчество, утверждая, что комедии снимал ради денег. Даже если и так, нельзя не признать, что такие его фильмы как «Улыбки летней ночи» (1955) и «Дьявольское око» оказали безусловное влияние на мастеров интеллектуальной комедии, каковы Роберт Олтман и Вуди Аллен, которые неоднократно высказывали восхищение творчеством Бергмана.

Ингмар Бергман не был утончённым стилистом и визионёром, как, например, Микеланджело Антониони или Жан-Люк Годар. Как и другой скандинавский мастер кино Карл Теодор Дрейер, он стремился к классической простоте формы, в чём, возможно, проявлялось христианское воспитание, полученное как Бергманом, так и Дрейером в юности. Примечательно, что религия навсегда стала частью их киномира, одной из главных тем творчества.

Бергман не приветствовал увлечение формализмом, много раз критиковал за это других режиссёров, даже своего главного ученика Андрея Тарковского. Он считал, что фильм должен быть понятен зрителю и не содержать образов, чей смысл ведом только автору и критикам. Бергман долгие годы был главным режиссёром Шведского Королевского драматического театра, поставил около 60 пьес, не считая работы над радиоспектаклями и на телевидении, где он создал множество фильмов и спектаклей.

Выдающийся мастер не только не стыдился, но наоборот подчёркивал театральную природу своего искусства, свысока смотря на своих коллег, которые, в поисках особого кинематографического стиля, создавали множество манифестов. В молодости Бергман и сам принадлежал к фюртиотализму, лидером которого был Альф Шёберг, но позже пошёл своим путём. Как кинорежиссёр Бергман предпочитал снимать «разговорное» кино, с концентрацией на лицах героев, в попытке уловить тайную жизнь их душ.

Кадр из фильма “Дьявольское око”

Вот и «Дьявольское око» принадлежит к «разговорным» комедиям, или, выражаясь языком театра, к комедиям характеров. Бергман был далёк от сюрреалистических провокаций Луиса Бунюэля, другого «религиозного» режиссёра, но всё-таки не мог отказать себе в удовольствии поиронизировать над христианскими догмами, которые он прекрасно знал, будучи сыном священника. Свободно общаясь как художник с разными театральными эпохами, Ингмар Бергман вводит фигуру рассказчика, как бы модификацию античного хора. Возможно, Бергман также имел ввиду и работы философа Вальтера Беньямина о роли рассказчика в театральном произведении, на которых позже вырос «повествовательный театр». В фильме Бергмана рассказчика играет один из постоянных актёров мастера Гуннар Бьёрнстранд, серьёзность которого лишь оттеняет общий комизм повествования

Режиссёр легко сочетает христианские представления об аде и рае и «Божественную комедию» Данте. Дьявол в изображении Бергмана умелый обольститель, который правит адом как политик государством и даже идёт на компромиссы с собственными пленниками, дабы добиться своей цели.

Бергман прекрасно отображает магистральную линию христианства о страстях, которые терзают человека и которые он в аду не может утолить. К примеру, Дон Жуан, главный герой комедии, каждый день видит красивых женщин, приходящих к нему в покои, но лишён возможности их заполучить. Они ускользают от него как мечта, видение, неидентифицируемая реальность из киновселенной Антониони, хотя во всём остальном Дон Жуан живёт как король.

Ингмар Бергман категорически отвергает представления об аде как месте физических мук, что было характерно для средневековья, изображая дьявола и демонов умелыми льстецами, которые при помощи своих чар потешаются над душами грешников, отдавая их во власть греха, которому те уже не могут причаститься.

Дьявол убеждён, что природа человека исключительно дурная, и во всей вселенной не может быть живой души, которая бы не желала греха больше, чем бога. Но точка зрения владыки ада была посрамлена, ведь у доброго, но глуповатого викария есть дочь Бритт-Мари, которая вот-вот выйдет замуж девственницей. Для того чтобы не допустить подобного, дьяволу и нужен Дон Жуан, а также его верный слуга Пабло, тоже большой любитель женщин.

«Дьявольское око» принадлежит к «разговорным» комедиям, или, выражаясь языком театра, к комедиям характеров. Бергман был далёк от сюрреалистических провокаций Луиса Бунюэля, другого «религиозного» режиссёра, но всё-таки не мог отказать себе в удовольствии поиронизировать над христианскими догмами

Бергман не то что хочет разуверить зрителя в греховной природе людей, как мыслили, например, циники и гностики, а скорее показать, что все представления о человеке однобоки, а ад не под землёй, как думал Данте, а внутри каждого из нас. При желании, и этот фильм Бергмана можно рассматривать в качестве притчи об искушении страстями и том выборе, который всегда должны делать люди – поддаться демонам похоти, алчности, чревоугодия или бороться с ними.

Появление Дон Жуана и Пабло внесло разлад и во вроде бы образцовый брак викария и его жены Ренаты. Пабло стремится обольстить Ренату, дабы она забыла брачные обеты и предалась с ним страсти, а Дон Жуан всячески опутывает священника лестью, дабы добраться до его дочери и совратить сей нежный цветок.

Как уже говорилось, Ингмар Бергман не увлекался формализмом, но в тоже время не был чужд его, когда это было необходимо для сюжета. В целом же режиссёр снимал в классическом стиле, особое внимание уделяя мизансценам, освещению, предпочитая тревеллингам малоподвижную камеру. Ведь в центре фокуса Бергмана всегда человек, его страхи, страсти, его поступки.

По стилю «Дьявольское око» является дальнейшим развитием жанра иронической притчи, опробованной мастером в «Лице» (1958). Дьявол при помощи слуг-страстей, воплощённых в образах Дон Жуана и Пабло, искушает благочестивое семейство, особенно юную дочь, неопытную, оттого наивную. Смогут ли персонажи одержать битву над своими демонами или падут жертвой своего личного ада, который намного страшнее литературных вымыслов и древних мифов.

Интересно, что в будущем постановщик снимет «Не говоря обо всех этих женщинах» (1964), возможно, наименее удачный свой фильм, где внешний комизм не подкрепляется глубокой проработкой характеров героев. «Дьявольское око» же идеально сочетает комедию и драму, оптимизм и пессимизм, романтику и отчаяние. Как и практически всегда, Ингмар Бергман творит на контрастах, не давая зрителю какой-то одной трактовки истории, а приглашая к сотворчеству. Полифония киномира Бергмана во многом сродни многоголосью романов Ф. М. Достоевского, неслучайно позднейшие критики сопоставляли эти две равновеликие фигуры в истории человеческой культуры.

Telegram
Хронология: 1960-е | | География: Европа Скандинавия
Автор: |2020-10-04T16:29:25+03:006 Октябрь, 2020, 12:13|Рубрики: Old Fashioned, Классика, Рецензии|
Андрей Волков
Житель города-героя Тулы, вооруженный крепкими нервами и исследовательским интересом относительно глубин киноавангарда. Любит Ингмара Бергмана и неформатные хорроры. Термист по профессии и знает, из чего куётся хорошее кино – а плохое принципиально не смотрит, жизнь для него слишком коротка.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok