///Премьера. “Материнский инстинкт” Оливье Массе-Депасса

Премьера. “Материнский инстинкт” Оливье Массе-Депасса

Я же мать!

Материнский инстинкт (Duelles), 2018, Оливье Массе-Депасс

Артур Сумароков о французском семейно-бытовом триллере

Селин и Алиса – соседки, живущие в уютном бельгийском пригороде. Счастливые в браке, женщины, являщиеся лучшими подругами, воспитывают сыновей Тео и Максима, которые часто проводят время друг с другом. Но когда в результате несчастного случая Максим гибнет, в некогда безоблачные дружеские отношения между женщинами начинает проникать взаимная паранойя и парализующий страх.


Кадр из фильма “Материнский инстинкт”

Сюжет “Материнского инстинкта” принципиально лишен новизны. Фильм бельгийского режиссера Оливье Массе Депасса – типичный представитель семейно-бытового триллера, коих Голливуд в свое время успел снять в промышленных масштабах и до сих пор иногда погружается в эту ностальгическую, но увы уже провальную хтонь (см. “Наваждение” Дениз ди Нови и “Непостижимое” Джонатана Бейкера). Лишь недавняя “Грета” Нила Джордана отличалась абсурдной ироничностью, коей “Материнский инстинкт” лишен начисто, оттого трагические заламывания рук под напряженную закадровую музыку следует воспринимать очень серьезно. Если бы не одно “но”: трагизм этот легко просчитывается в сюжете, и лишь жесткий финал уравновешивает картину, делая её хоть сколько-нибудь близкой к реальности. Да и в контексте режиссерской карьеры самого Массе Депасса “Материнский инстинкт” воспринимается чуть ли не идейным продолжением его предыдущих картин, исследующих женский мир и материнство: “Нелегалы” и “Клетки”, в которых режиссер фокусировался на актуальных проблемах европейского общества, делая наибольшие акценты именно на отношения к детям. Сам же фильм “Материнский инстинкт” основан на романе “По ту сторону ненависти” популярной бельгийской писательницы Барбары Абель, из которого, впрочем, режиссер основательно вычистил чуть ли не все подробности, касающиеся главных героинь и их окружения. Разве что обращает на себя внимание тот факт, что обе семьи принадлежат к буржуазной прослойке, которая, как ни один другой социальный класс, отличается лицемерием и умением тщательно скрывать за фасадами своих домов любые отклонения от нормы. Впрочем, и Алису, и Селин поначалу определяет их максимальная усредненность: таких женщин и до сей поры миллионы, и они готовы любой ценой сохранять свои семьи с традиционнным укладом ценностей. Мужья – на работе, дети – в школе, а в это время обе женщины существуют в патриархальном манямирке, который начинает трещать по швам только после нелепой трагедии.

Массе Депасс типичный сюжет мелодраматического триллера облек в киноязык, характерный для кинематографа шестидесятых годов, ориентируясь не столько на Альфреда Хичкока, сколь на Анри-Жоржа Клузо.

Герои живут в самом настоящем вакууме, отчего недостаточность деталей в итоге становится катастрофической. Мужья героинь и вовсе сведены к декоративности, их вмешательство в сюжет минимально, тогда как и сами отчаянные домохозяйки без внятного бэкграунда превращены в режиссерские марионетки, которые медленно движутся из точки А (видимой нормальности) в точку С (психоз). К тому же “Материнский инстинкт” далек от любой актуальной повестки, что по нынешним меркам восприниматься может очень рискованно, учитывая что Массе Депасс отказывается не чужд объективации героинь в кадре.

Что зритель в сущности знает об Алисе и Селин и их мужьях до того, как сюжет начнет закручиваться в клубок паранойи? Ничего, кроме того что Алиса – блондинка, а Селин – брюнетка, и не будет секретом Полишинеля то, что именно брюнетка представляет собой большую угрозу. В конце концов, оригинальное название ленты “Двойственное”, и эта дуалистичность подчеркивается в картине любым удобным способом, не доходя тем не менее до полной безвкусицы. Массе Депасс типичный сюжет мелодраматического триллера облек в киноязык, характерный для кинематографа шестидесятых годов, ориентируясь не столько на Альфреда Хичкока, сколь на Анри-Жоржа Клузо. Алису и Селин уместно назвать “дьяволицами”, к которым зритель медленно теряет доверие, ведь ни одну из героинь нельзя назвать надежным рассказчиком. И если вплоть до второго акта зритель видит все происходящее на экране глазами Алисы, проваливающуюся в кроличью нору своих подозрений, то в третьем, финальном акте безраздельно властвует Селин, из горюющей матери превращающаяся в безжалостного монстра, поступки которого отличаются жуткой рациональностью.

ВКонтакте
Хронология: 2010-е 2018 | | География: Бенилюкс Европа Франция
Автор: |2019-07-28T22:23:05+03:0029 Июль, 2019, 11:19|Рубрики: Премьеры, Рецензии|Теги: |
Артур Сумароков
Гедонист, нигилист, энциклопедист. Укротитель синонимических рядов и затейливого синтаксиса. Персональный Колумб Посткритицизма, отправленный в плавание к новым кинематографическим землям. Не только знает, что такое «порношаншада», но и видел это собственными глазами. Человек-оркестр, киноманьяк, брат-близнец Ртути. Останавливает время, чтобы гонять на Темную сторону Силы и смотреть артхаус с рейтингом NC-17. Возвращается всегда с печеньками.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok