//Премьера: “Паразиты” Пона Джун-хо

Премьера: “Паразиты” Пона Джун-хо

Паразиты (Gisaengchung), 2019, Пон Джун-хо

Стас Селицкий об обладателе “Золотой пальмовой ветви” этого года.

Семья Ким из бедного района Сеула находится в положении нуждающихся– из четверки ни у кого нет работы, а халтура по складыванию коробок под пиццу получается так себе. Проявить себя удается старшему сыну, неудачливому абитуриенту, который временно становится репетитором английского у школьницы из обеспеченного дома. Особняк расположен на возвышенности и окружен высоким палисадником с забором. Внутри обосновалось семейство Паков – зеркальная противоположность Кимам. И у них есть много потенциально рабочих мест.

В случае с «Паразитами» волей-неволей приходит аналогия с прошлогодним триумфатором Канн «Магазинными воришками». Оба фильма – выходцы с азиатского рынка, оба взяли на Каннском кинофестивале главный приз, оба повествуют о нетрудоустроенных близких, ищущих место под солнцем. В отличие от искупительной японской притчи о людях без достоинства, фильм Пон Джун-хо – чистый корейский постмодернизм про людей бессовестных, как и культурное течение, в котором он сделан. Режиссер талантливо управляет игрой со зрителем, будто шутит над ним по-азиатски неоднозначно. Продолжительная вводная часть разворачивается в ироничной обертке аферистского кино с непривычно выпуклыми характерами. Развязка так же по-корейски затянута – хотя драматургически безошибочный, почти литературный сценарий Джун-хо очень складный и интуитивно понятный, что требует меньше времени между узловыми точками.

Кадр из фильма “Паразиты”

На фоне внешнего конфликта (даже двух) внутренний конфликт в «Паразитах» проведен контрапунктом – хотят ли в действительности бедняки стать капиталистическими аристократами? Они проявляют небывалый артистизм для выживания, но остаются закрытыми в вакууме притворства, а их попечители – видимой благопристойности. За кадром отношения развиваются у всех действующих лиц, но большинство сюжетных линий так и остаются обозначены полунамеками. Образы буржуев Паков – одноклеточными. Джун-хо в интервью признается, что по большому счету не следует жанровым конвенциям и не говорит о социальном неравенстве буквально, оставаясь в координатах посередине. Развитие в фильме логически поступательное, и в первой половине отдельные сцены кажутся нарочито упрощенными. Фундаменту отношений Джун-хо предпочитает удачные шутки: дорамную эмоциональность, политическую сатиру, кичливые предрассудки и неуклюжие англицизмы в корейской речи. Интрига синтезируется за счет авантюризма мошенников.

Понятно, что основной вопрос фильма в том, как далеко могут зайти Кимы в своих устремлениях? С точкой невозвращения Джун-хо уводит материал в края всевозможного, наглядно иллюстрируя утверждение, – миф о грехопадении есть миф о величии человека. В конце «Паразитов» полуоткрытый финал – слишком линейный и расчетливый для заложенных идей, и слишком горько-сладкий, даже неуклюжий, чтобы его можно было безболезненно отсечь. Религиозные мотивы и симфонические увертюры Джун-хо использует, чтобы сбить напряжение и ввести в заблуждение – это кино о законе существования, а не покаянии. Озираясь на чужую мечту, ты невольно роешь себе глубокую яму. Вообще, режиссер любит всячески подчеркивать фигуральность образов и смыслов – но вся эта вертикальность мироустройства, передача запахов через нарратив, сравнения с животным царством служат не более чем декоративной коннотацией.

«Паразиты» во многом подводят черту под новой корейской волной, запущенной без малого двадцать лет назад, так как все ее атрибуты здесь доведены до предела и умозрительного завершения.

В простой метафоре, скрытой в названии фильма, разглядели необходимость будущего: возврате к классическим сюжетам через призму эклектического подхода. У «Паразитов» очень хорошая кампания, чтобы не обратить на них внимание, – даже плакаты с черными полосками на глазах решены до простоты элегантно. При этом содержание всячески довлеет над сарафанным радио, что в провозглашенной лебединой песне корейского кино есть какое-то лукавство – Джун-хо всячески подыгрывает мысли о том, что в жизни и его искусстве все просто. Под конец он принудительно выделяет главного героя, которого до этого было с огнем не сыскать из-за проблем со зрительской эмпатией и размытыми границами экранного времени на каждого персонажа: ни напыщенные Паки, ни злорадные Кимы не выходят за любимчиков.

«Паразиты» во многом подводят черту под новой корейской волной, запущенной без малого двадцать лет назад, так как все ее атрибуты здесь доведены до предела и умозрительного завершения. И, хочется надеется, что они закладывают последний кирпичик перед выходом уже в новую эпоху. Но чтобы двигаться дальше, в этом мире нам осталось только найти, кому сопереживать.

Яндекс.Дзен
Хронология: 2010-е 2019 | Сюжеты: Канны | География: Азия
Автор: |2019-07-14T15:23:04+03:006 Июль, 2019, 14:14|Рубрики: Без рубрики|
Стас Селицкий
Пьет газировку, курит «Звездные войны», предпочитает бодрый лаконизм в духе старой «Афиши». В свободное время одной левой пишет всемирно известную эпопею про медленное вымирание семейства Старков. С его точки зрения это та еще попса, но проклятый vox populi требует продолжение банкета. В целях конспирации выдает себя за кинообозревателя журнала «Мир Фантастики» и держит на зарплате смешного деда в капитанской фуражке. Прибыль делят пополам.
Сайт использует куки и сторонние сервисы. Если вы продолжите чтение, мы будем считать, что вас это устраивает Ok