Ультиматум Бонда

Артур Шафеев вспоминает все фильмы бондианы с Дэниэлом Крейгом в роли агента 007

В уже далёком 2002-м году под жалкое блеянье Мадонны вышел последний классический Джеймс Бонд. Вместе с «Умри, но не сейчас» закончилась эпоха тёплого лампового Бонда. Бонда, в котором атомные бомбы легко умещались в шариковой ручке, шпионские автомобили по вооружению превосходили танковые дивизии, а главный герой, регулярно оказывавшийся прикованным к вражескому столу, ещё более регулярно, да ещё и в самый последний момент успевал спасти своё мужское естество от воздействия злодейского лазера. То было время чудес и творческих откровений, когда происходящее на экране волшебство и безумие зритель принимал на веру, не удосуживаясь задаться вопросом: «какого чёрта тут вообще происходит?». Естественно, такая благодать не могла продолжаться вечно, а потому со временем, задумывавшиеся едва ли не пародией на жанр, похождения Джеймса Бонда сами стали объектом собственных же пародий, скатившись во вторичный фарс, когда ещё чуть-чуть и Бонд отправится истреблять Чужих и прочую инопланетную челядь. А потому, несмотря на неплохие в целом сборы «Смерти другого дня» лавочку было решено прикрыть: Пирсу Броснану указали на дверь, а креатив-группу заперли в подвале пока те не придумают нового Бонда, чтобы тот, не растеряв шарма, ступал нога-в-ногу со временем и не выглядел неуклюже на фоне новомодного шпионского кина.

И спустя четыре года на свет появился «Казино Рояль» — первый фильм с обновлённым Бондом, от которого многим рвало сикель, потому как от старого Бонда осталось только имя: щуплый и изящный брюнет Броснан был заменён гориллоподобным и лопоухим блондином Крейгом, космические злодеи с оружием судного дня оказались заменены вполне будничными террористами с шашкой динамита в рюкзаке, а главной фишкой Бонда стали не сказочный часы с ядерной кукушкой, а вполне себе земные кулаки, что уж говорить, если даже традиционное истязание всем известного органа на этот раз реализовали категорически нетехнологичным канатом. Никаких тебе лазеров и прочих вундервафель, даже водку с мартини не смешали.

Но именно своим отказом от фирменного стиля, новый Бонд оказался интересен и хорош: оставив за бортом фирменную сказочную атмосферу и фирменный же тотальный идиотизм прошлых частей, создатели нового Бонда делают ставку на изобретательный экшен и более менее вменяемый сюжет, насколько оно возможно в рамках вселенной, естественно. В результате вместо пёстрого мракобесия на экраны выходит в меру циничный, в меру драматичный шпионский триллер с элементами боевика.

 

Казино Рояль

"Казино Рояль"

Ещё совсем зелёный от неопытности Джеймс Бонд, едва получив всем известную лицензию, соблазняет горячую брюнетку, попутно совершая первые служебные убийства, выходя на некоторое засекреченное сообщество, промышляющее терроризмом и преферансом. Пожертвовав знойной брюнеткой, что по совместительству приходилась супругой одному из злодеев, Бонд, однако, умудряется спасти новомодный авиалайнер от неминуемой гибели, значительно нарушая масштабные планы злобных террористов, финансовые дела которых ведёт главная цель Бонда — Мсье Ле Шифр — бывший шахматист, не сумевший, однако, стать Каспаровым, а потому на манер известного покойного художника-вегетарианца, принявшийся самоутверждаться посредством терроризма и покера.

Очень кстати складывается, что Ле Шифр (его играет Мадс Миккельсен, ещё не склонный к канибализму) задолжал кругленькую сумму денег, которую нужно категорически срочно вернуть до конца недели. В связи с этим организовывается турнир в покер, на который стягиваются все толстые кошельки в округе, у которых достопочтенный мсье Ле Шифр в честной борьбе намерен выиграть все деньги и вернуть долг. Туда же отправляется и Джеймс Бонд, задачей которого становится скоропостижная победа над Ле Шифром, которая во-первых изрядно обогатит казну, а во-вторых, что значительно важнее — склонит Ле Шифра к сотрудничеству, с дальнейшими кляузами на террористов. Таким образом Джеймс покорно заворачивает кулаки в карманы, отправляясь сражаться разумом и духом на зелёном сукне роскошного Казино Рояль.

Нет победы — нет денег. Нет денег — нет Ле Шиффра. Нет Ле Шиффра — нет Ле Шиффра.

В нелёгком сражении со строптивым одноглазым банкиром Джеймса будет ждать традиционный алкоголь, практически летальное отравление оным, мимолётные профилактические убийства плохо прорисованных бандитов, а так же верная и милая Веспер Линд в исполнении Евы Грин и нетривиальный эротический массаж от Ле Шиффра в отместку за подлый стрит-флэш.

Мартин Кэмпбелл, уже снимавший ранее Бонда, более того виновный в более раннем и менее масштабном перезапуске бондианы посредством «Золотого глаза», на сей раз предстаёт в непривычной роли манипулятора зрительскими эмоциями и ожиданиями, когда главной изюминкой шпионского боевика оказывается не зрелищные погони и драки во сне и наяву, а холодное и безмолвное противостояние умов за покерным столом, необязательным дополнением которому уже идут зрелищные, но ничтожные в своей значимости драки и погони. Наслаждаясь роскошными нарядами и экспериментируя с алкоголем, Кэмпбелл не спешит кидать зрителю долгожданный экшон, супротив того, нагнетая атмосферу не спецэффектом, но сценарием, устраивая внезапное отравление и неправильно прочтённый блеф в качестве развлечения, заставляя зрителя искренне переживать за судьбу Бонда едва ли не впервые в истории бондианы. Переживать во многом благодаря тому, что едва ли не впервые в истории бондианы главный герой есть живой человек, а не прилизанный вуманайзер, общающийся на языке catch-фраз.

Но, подобно заигравшемуся и проигравшемуся по всем фронтам Ле Шиффру, сам режиссёр Кэмпбелл слишком увлекается психологизмом и играми разума, забывая подготовить почву под дальнейшие события, которые на фоне противостояния в казино выглядят безобразно пресными, пусть и прекрасно поставленными. Псевдо-развязка с уничтожением Ле Шиффра, последовавшая за ней неожиданная трагическая гибель Веспер держатся по большей части на харизме актёров и поверхностном драматизме, нежели на сценарии, который, будучи некогда свежим и эффектным, моментально впитывает в себя все возможные шаблоны, стоит героям покинуть стол для покера. Создав мощную линию в Казино Рояль, Мартин Кэмпбелл оказывается не в состоянии выдержать собственный же темп, компенсируя недостаток идей, насыщением сценария многочисленными событиями каждое из которых оказывается важнее предыдущего, начиная зрелищем в аэропорту, заканчивая затоплением дома — у фильма так и не находится ни явной кульминации, ни вменяемой развязки, отчего размеренные блистательные полчаса за преферансом оказываются чужеродным фрагментом из другого фильма.

Но даже будучи фильмом событиями перенасыщенным, «Казино Рояль», однако, не становится от этого плохим, просто дело в том, что, как пелось в известной рекламе духов — it’s hard to eat, when everything’s sweet, вот и новый Бонд, несмотря на своё неоспоримое великолепие, будучи на голову лучше минувших своих приключений, оказывается несколько тяжеловесным для восприятия, угнетающий несбалансированностью и запредельной громкостью, но очаровывающий невероятным каскадом натсов на руках Бонда и Ле Шиффра в качестве лучшей сцены в Бондиане ever.

 

Квант Милосердия

 "Квант Милосердия"

Спустя всего лишь час после событий «Казино Рояль», Джеймс Бонд непойманным проказником со всех ног скрывается по долинам и по взгорьям от взбешённых охранников господина Уайта(которого подло ранил в ногу в самом конце Казино, а теперь и вовсе выкрал), приводя в негодность очередное шикарное транспортное сердце под ритмоблюзовые мотивы Алишии Киз и ещё одного Уайта, вызывая вопли негодования и возмущения о выборе песни на заглавные титры. В ходе беседы с господином Уайтом, Джеймс Бонд с удивлением для себя узнаёт, что истребив Ле Шиффра и затопив дом в Венеции, убил ещё не всех бандитов и у тайного ордена есть ещё рекруты, да ещё и по всему миру. А потому волей сюжета Бонд вновь отправляется в опасное путешествие на встречу своей новой жертве, на роль которой назначили мерзкого и невнятного Матье Альмарика, что в «Кванте» играет Доминика Грина — мерзкого и невнятного нефтяного спекулянта, который согласно духу времени хочет денег, власти и всевозможных выгод для «организации», интересы которой вроде как представляет.

После повсеместного успеха «Казино Рояль», новый второй Бонд не заставил себя долго ждать, появившись на экранах спустя всего два года. Уцелевший с первой части актёрский ансамбль за это время не испытал потерь, а наоборот пополнился новыми физиономиями в лице уже обозначенного невыразительного и мерзкого Альмарика, а так же прошлогодней самки хитмана в лице Ольги Куриленко, что тогда была молода и неизвестна, но уже красива. Была даже ещё более неизвестная Джемма Артертон, которой дали десять минут экранного времени, пять из которых в роли трупа облитого нефтью.

В «Кванте Милосердия», супротив «Казино Рояль» Джеймс Бонд начинает злоупотреблять многочисленными погонями, которые не в пример предыдущему фильму оказываются лишены свежести и изобретательности. Помогает ему в этом новоиспечённая боевая подруга Камилла(Куриленко) — такая таран-баба, что своим поведением и характером не скрывает тоску по родному колхозу и подъезду с жигулёвским, что делает её типаж на редкость свежим, потому как с кем с кем, а вот с гопницами Бонду иметь отношения не приходилось. Но, к счастью, и не пришлось, потому как помариновав Джима во френдзоне, Камилла поборов мировое зло таки свалила в родной колхоз, оставив Бонда горевать по нефтяной утопленнице Артертон.

Вообще с появлением идиотского персонажа Куриленко на мгновение показалось, что во франшизу вернулся дух того, старого Бонда, который уничтожал кадр неистовой клюквой, но, как оказалось, клоунский персонаж Куриленко появился в фильме волею судьбы, а «Квант Милосердия» оказался ужасен без участия зловещего духа клюквы.

А ужасным «Квант» случился по единственной причине с глобальными последствиями. А именно, усевшийся в режиссёрское кресло Марк Форстер оказывается не в пример своему достойному и оригинальному предшественнику, не более чем ремесленником, главной задачей которого сделать максимально вменяемый репликант, используя схожие ингредиенты и следуя идентичному рецепту. В принципе, подобный подход имеет право на жизнь, вари наши режиссёры метамфетамин и главной задачей была бы лишь максимальная процентная чистота продукта, но, к сожалению, так сложилось, что Форстер принялся творить кино, а его, как правило, измерять крайне проблематично, если вообще возможно. В итоге у Форстера получился исключительно стерильный, робкий, но максимально приближенный к оригиналу сиквел, в котором нет ни капли оригинальности, ни капли самобытности. Та же беготня, что была и в «Казино Рояль», но если у Кэмпбелла было мощнейшее противостояние с Ле Шиффром, то у Форстера исключительно побегушки с пистолетами.

Как результат, «Квант Милосердия» оказался поспешным и неполноценным дополнением к предыдущему фильму о Бонде, глупым и посредственным летним боевиком(который, однако, вышел по осени), по инерции собравший неплохую кассу, но поставивший будущее нового Бонда под вопрос. Второй фильм с Крейгом оказался категорически провальным.

В конечном счёте, невнятный «Квант Милосердия» повлёк за собой четырёхлетнюю паузу в Бондопроизводстве, отправив Форстера снимать пургу с Батлером и зомбей с Питтом. Дэниэл Крейг же успел оказаться в уморительно тупой фантастике «Ковбои против пришельцев», а так же в весьма крепком Финчеровском римейке «Девушки с татуировкой дракона». А режиссёром очередного, двадцать третьего фильма о Джеймсе Бонде стал создатель Американской красотки и Дороги перемен — Сэм Мендес, к боевикам до этого отношения не имевший, но зато с исключительным чувством прекрасного.

 

Скайфолл

 "Скайфолл"

Недолгая, но привычно зрелищная погоня, заканчивается непродолжительной дракой на крыше поезда, в которой Бонд падёт от дружеского огня в пучину горных рек и водопадов, где под трагичные мотивы Адель вступительными титрами расскажет печальную историю ангела смерти, слившегося с собственной тенью, не знающего ни покоя, ни любви, ни тоски, ни жалости.

В прямом и переносном смысле, уйдя на дно, Джеймс Бонд будет страдать от застрявшей в груди вражеской шрапнели, заливая свою боль разномастным алкоголем в объёмах значительно превышающих привычные, до тех пор, пока случайным образом не узнает о трагедии, которая случилась на другом конце света, некогда родном для него. МИ-6 цинично и жестоко взорвал неизвестный миру хакер, в качестве выплаты долгов за совершенные грехи. Понимая, что кроме него с этой бедой не справится никто другой, Бонд, допивая бокал спиртного отправляется в родной край, чтобы найти и ликвидировать обидчика.

Благополучно провалив тесты на физическую подготовку и стрелковые навыки, Бонд, однако, всё равно отправляется в очередное опасное путешествие за правдой во-первых, потому что по мнению М только лишь Джеймс в состоянии отомстить загадочному мстителю, во-вторых, потому что это, как ни странно, фильм про Бонда, а потому и в центре приключений должен оказаться именно он. Побитый и постаревший Бонд оказывается в Азии, где после маленькой победоносной войны со стрелком из вступления, обнаруживает себя в казино с выигрышем в много миллионов денег, которые ему не суждено ни потратить, ни проиграть, потому как он в очередной раз напал на след очередной загадочной организации, на встречу с которой Джеймс отправляется следующим утром. Обидчиком М и главой «организации» оказывается импозантный и голубознательный до других шпионов Агент Сильва, он же перекрашенный Антон Чигур, он же Хавьер Бардем, который излишней театральностью изрядно оживляет кадр, а жеманностью и кривляниями приятно напоминает Петера Стормаре из «Константина» с Киану Ривзом в главной роли.

Вняв ошибкам глупого и неудачного во всём «Кванта», Сэм Мендес неторопливо рассказывает новую историю Бонда, которая на этот раз не имеет практически никаких связей с предшествующими фильмами, где вселенское зло исходит не от известных злодеев, а явившемся чертом из табакерки бывшего агента МИ-6, что разочаровался в непопулярной политике М, да так, что готов на пути мести истребить всё и вся. Новый жестокий злодей гармонично вписывается в непривычно мрачную для Бондианы атмосферу обречённости и одиночества, на сей раз обозначая в качестве главного конфликта личные мотивы, а не воровство нефти или попытку ещё раз уничтожить мир.

Мрачная атмосфера спрутом оборачивает «Скайфолл» до основания, не желая отвлекаться на романтику и оставляя практически за кадром дежурную женщину Бонда, которая, будучи дубликатом знойной красавицы из «Казино Рояль», обречённой пешкой появившись лишь на мгновение, предсказуемо трагично не доживёт до зимы. Главным женским образом на этот раз оказывается маленькая строгая М, которая в глазах персонажа Бардема являет собой образ матери, отвергнувшей и предавшей строптивого сына. Раковой опухолью вирус Сильвы распространяется по остаткам МИ-6, стирая в порошок недоумевающих Кью и Мелори, не оставляя надежд на удачный финал, пока и Бонд не решается вернуться к истокам, в родовое поместье в Скайфолл, где и произойдёт закономерная расстановка точек над «и».

Самая жестокая серия Бондианы оставила после себя руины штаба МИ-6, покончив вместе с тем с персонажем М в исполнении Джуди Денч, подарив взамен новых Маннипенни, Кью и Мелори, а так же памятного бульдога лично Джеймсу Бонду, не оставив тем самым никаких зацепок на осязаемое продолжение, не имея при этом никаких связей с фильмами предыдущими. В конечном счёте, случилось так, что двадцать третий Бонд, оказавшись самым самостоятельным фильмом франшизы, оказался и самым успешным, как финансово, так и художественно.

 

Спектр

 "Спектр"

Встречая зрителя на маскараде по случаю праздника смерти, «Спектр» руками оператора Хойте Ван Хойтема виртуозно косплеит Любецки, демонстрируя эффектную прогулку Бонда по крышам домов над праздным карнавалом в поисках новой жертвы, ликвидация которой не обещает быть лёгкой по той простой причине, что вступление без фирменной погони — это как рыбалка без бухла, а потому только после десятка акробатических кульбитов на вертолёте идут вступительные титры с тентаклями, которые по заверениям создателей обещали оставить Адель с её «Скайфоллом» курить в сторонке, на деле же оказались унылыми завываниями, злоупотребляющими спецэффектом и бессмысленностью.

Разобравшись со злобным клоном Чигура, Бонд возвращается к старым овцам, к тому самому ордену, что портил ему и Британской Короне кровь в «Казино» и «Кванте». Опрометчиво, но привычно для себя, устроив локальный армагеддон на латинской земле, Бонд вновь для профилактики отправляется в бессрочную отставку, потому как над МИ-6 нависла новая угроза, которая затмевает собой весь международный терроризм вместе взятый: программу «два нуля» решено упразднить по причине разрушительности, бесполезности и некомпетентности. Вместо верных псов войны новое начальство планирует устраивать тотальную слежку за всем и каждым, устраняя возможные угрозы ещё до их зарождения, самодовольно упоминая Большого брата и Оруэлла. Главой нового начальства является ещё одна загадочная личность, именующая себя «С», что вкупе с мерзенькими тараканьими усиками и ещё более мерзким характером выдаёт целый каскад возможных расшифровок литеры, которой личность себя нарекла. На деле же «С» — кубический в своей шаблонности организм, этакая Сволочная тварь без тени обаяния, внятной мотивации и вменяемого характера — второстепенный злодей для второсортного боевика, клинически убогий и нелепый персонаж, каких бондиана не позволяла себя даже в свои худшие годы, что уж говорить, когда подобное имеет место в новом Бонде с Сэмом Мендесом в режиссёрском кресле. Полный провал.

Бонд начальство, естественно, не слушается и отправляется в независимое расследование по горячим следам, которые выводят его на центральное зло всея бондианы — Оберхаузера, в миру более известного под помпезным именем Эрнст Ставро Блофельд — глава зловещей организации «СПЕКТР», ко всему прочему считающий себя главным виновником всех бед Джеймса Бонда. По пути к Блофельду Бонд встречает злодействовавшего в ранних частях господина Уайта, что ныне при смерти по причине отравления ядовитой радиацией. У Уайта есть дочь Мадлен(Леа Сейду), которую он желает спасти, а потому сливает её с потрохами агенту 007, в надежде, что он опередит Блофельда. Блофельда Бонд опережает и героически спасает несчастную Мадлен, тем самым обозначив окончание полового воздержания, лёгким аперитивом которому было мимолётное шпионское сношение с Моникой Белуччи, которая по-прежнему прекрасна, но категорически непонятны мотивы участия оной в этом недоразумении, потому как кроме совокупления и скорби её персонаж не несёт за собой ровным счётом ничего, ибо перманентно детский рейтинг фильма не позволяет оголить прелестные округлости.

Неизвестно что в свою очередь не позволяет Кристофу Вальцу оголить свой неоспоримый талант в изображении инфернального словоблуда, который в «Спектре» не удался катастрофически, оставив от былого очарования лишь лёгкое истеричное хихиканье, да и то больше напоминает забавную ГоГо Юбари из «Убить Билла» нежели нечто серьёзно опасное. Остальное же непродолжительное пребывание на экране Вальц старательно улыбается в свои пятьдесят германских зубов, да натужно выкатывает на пол глаза, что выглядит до одури нелепо и смешно, но никак не страшно или психично. Завершает и без того убитую картину маслом Дэйв-Батиста — старообрядный безмолвный злодей, осовремененный аналог то ли Челюстей, то ли Шайтан-азиата с башмаком, но такой же абсурдный, смешной и неуклюже-смертоносный, который так же, как и господин «С» умрёт смертью идиота.

Пытающийся едва ли не во всём подражать «Скайфоллу», «Спектр» выглядит абсурдной пародией на лучшие фильмы жанра с оглядкой на современные реалии: театральные, но фактурные злодеи уступили место беспощадно карикатурным кривляющимся идиотам в коллективном исполнении Вальца, Батисты и того самого «С», для которых даже достойной смерти не придумалось. Несчастные супостаты пропадают из сюжета одним взмахом волшебной палочки, случайно сваливаясь с подножки уходящего поезда или с лестницы собственного же штаба. Такую безобразную халтуру не позволяли себе до третей части даже любительские сугубо эксплуатационные «Неудержимые», стоит ли упоминать насколько провально подобная сценарная импотенция выглядит в куда более крупном и солидном проекте?

Груды бесполезных персонажей, вялый и дырявый сценарий, посредственная актёрская игра и невнятные вступительные титры уютно себя чувствуют в бесконечном списке провальных составляющих «Спектра», где достойно смотрится лишь операторская работа, которая со всей иронией лишь усугубляет провал позволяя зрителю разглядеть в подробностях и крупным планом несостоятельность и глупость фильма. Высокий уровень качества, установленный «Скайфоллом» сыграл с Сэмом Мендесом злую шутку, оказавшись неподъемным даже для его создателя, который пусть всеми силами и пытался сделать, как минимум не хуже, сохранил лишь стильную картинку.

Очередного шедевра тысячелетия даже по меркам Бонда на этот раз не случилось. Мендес перегорел, а Крейг без внятного сценария оказался лишь фактурным элементом интерьера фильма, как и все остальные звёзды, старые или новоприглашённые, так или иначе отбывающие номер, вяло разыгрывая предсказуемый второсортный спектакль.